10 литров вина за рубашку
Фото: Марина Сенина

Фото: Марина Сенина

Корреспондент «Русской планеты» побывала в частном этнографическом музее Орловской области

Пенсионеры Сергей и Нина Булычевы живут в небольшом селе Долбенкино Дмитровского района Орловской области. Пять лет назад они взяли деньги в долг и открыли частный этнографический музей.

Старина в голове

Приезжаю в Долбенкино: выхожу на автобусной остановке. Осматриваюсь: по обе стороны дороги — частные дома. Перед одним из жилых строений с деревянным аистом на крыше — недостроенная ветряная мельница. У проходящего мимо местного жителя интересуюсь, где находится частный музей. Он с улыбкой указывает на дом с мельницей. Через несколько минут уже знакомлюсь с Ниной и Сергеем Булычевыми.

– Пять лет назад супруга предложила открыть музей. Я сначала безумно не хотел этим заниматься. Это столько работы! Новый, отдельный, дом пришлось строить под музей, а это столько средств, сил! И не было тяги даже к старине, — рассказывает Сергей Булычев.

– Я его все же приучила, — продолжает Нина Булычева. — Теперь мы единомышленники. Болеем, но идем доделывать начатые дела в музее, на мельнице и по дому.

Нина Булычева отмечает, что она всю жизнь интересовалась старинным вещам: сначала просто собирала экспонаты, но только через много лет задумалась о создании дома-музея.

– Раньше было просто интересно приобрести какую-либо старинную вещь. Сейчас все для музея. По крупицам собираем его, — рассказывает Нина Булычева. — Самый первый наш экспонат — колокольчик. Он был отлит в 1855 году. Нам с мужем было по 20 лет. Пошли в лес за земляникой. А там — поляна, на ней — пень. И на пне — колокольчик. Это знак был заниматься стариной. Хотя у меня всегда была эта старина в голове.

Патефоны и иконы

Семья Булычевых соглашается провести экскурсию по музею. Нина Булычева открывает дверь в дом. Заходим в прихожую. Здесь — столетний деревянный шкаф, привезенный из Украины, соха у окна и расписанный ветераном Великой Отечественной войны ковер на стене.

Сергей Булычев отворяет дверь в основной зал музея. Передо мной в большой комнате без окон — десятки экспонатов. Они представляют жизнь русского человека с XVII по XX века.

Первое, на что Нина Булычева просит обратить внимание, — картины у входа.

– Это бабушка местная вышивала. Я ей специально заказывала работы. Вот, когда она вышивала эту картину, ей было уже 90 лет. И бабушка забыла настоящее название полотна. Моя дочь была маленькая тогда, похожа на героиню картины. Вот и назвали работу «Поленька», — делится Нина Булычева.

Сергей Булычев указывает на массивный деревянный диван. Рассказывает его историю.

– Этот диван был в партизанском отряде в землянке. Здесь, недалеко, в поселке Трубичино Курской области, стояли партизаны. Они жили нормальной жизнью и брали у кого-то мебель, у кого-то еду. Взяли они себе и диван этот. И вот, когда немцев выбили, партизаны ушли: бросили и мебель в землянке. Хозяйка дивана нашла свою мебель и на себе, с веревкой на плече, несла его пять километров до дома. А он тяжеленный, — восхищается Сергей Булычев.

Рядом с диваном — сервант. В нем коллекция советских фотоаппаратов и даже первая модель американского «Кодака» с гармошкой. На соседнем столе — патефоны.

– Здесь у нас и немецкие, и русские патефоны. Это были первые патефоны, которые мы купили. Большие деньги отдавали за них. Чтобы открыть музей, чтобы было интересно гостям, нужна была хорошая коллекция, вот и пришлось покупать, — рассказывает Нина Булычева.

Интересуюсь, откуда появляются в музее новые экспонаты.

– Первое время, когда никто не знал о нашем музее, все покупали на свои деньги. Только через год после открытия нам стали дарить экспонаты. Сейчас много у нас подаренного, но кое-что и покупаем, конечно, — делится Нина Булычева.

Подходим к столу, на котором стоит швейная машинка. Хозяева музея называют ее ценным экспонатом.

– Это первая подольская швейная машинка. Сделана она по немецкой лицензии. Это наша копия машинки «Зингер». Здесь челнок не круглый, как у всех по тем временам машинкам, а плавающий, — рассказывает Сергей Булычев.

В углу зала — около десятка икон. На каждой — красно-белый рушник — декоративное полотно прямоугольной формы. Рядом — православный деревянный крест, жженый по концам. Почти все иконы, рушники и крест привезены Ниной Булычевой с ее родины, из украинского города Севска.

– Все с моей деревни. Когда коммунисты громили церкви, все добро спасали местные жители. Вот и иконы, и рушники, которые, кстати, все тканные, достались моей семье. Часто вспоминаю тот момент, когда сюда перевозили все это и думаю, почему так: деревня большая, а крест единственный достался мне? — делится Нина Булычева.

Среди икон есть две, подаренные музею несколько лет назад бывшим военным летчиком из Железногорска Михаилом Ковтуном.

– Никто не смотрел за иконами его прадедов, а они по наследству передавались. Однажды выставили их в гараж. Ковтун счел такой поступок нехорошим и привез иконы к нам. Сказал, что мы их можем сохранить, и волноваться он не будет, — рассказывает Нина Булычева.

«Лаптям более полувека»

Особенная гордость музея — светские и церковные книги. Написаны они на старославянском и современном русском языках. Всем экспонатам более ста лет.

– Книги старинные у нас, — говорит Нина Булычева и подводит меня к стеллажу и витрине с книгами в темно-коричневых обложках. — У нас много таких хороших книг, но нет места, чтоб их выставить. С Лубянской школы приезжали однажды учителя, больше двух часов находились здесь, читали, изучали. В основном, эти книги тоже с моей деревни. Написаны некоторые в 1855 году. Матушка Ксения из нашего монастыря подарила нам книги церковные, которым более 300 лет. Они еще с железными защелками, — рассказывает хозяйка музея и указывает на раскрытые книги с выпавшими из переплета желтыми листами.

Недалеко от старинных книг, в соседнем углу, — русская печь. Рядом с ней кровать с расшитым постельным бельем. Перед кроватью деревянная люлька, подвешенная к потолку, и стол, на котором чугунные утюги: угольные и без нагревателей. На стене разных размеров лапти.

– Тут у нас уголок из более далекого прошлого. Лаптям этим, — рассказывает Сергей Булычев и указывает на стену с лаптями, — тоже более века. Говорят, кстати, что за месяц четыре-пять пар лаптей снашивали взрослые люди. Перед тем, как надевали их, наматывали онучи, чтоб ноги не натирать. Вот и у нас они есть, им тоже более сотни лет. Здесь у нас и представлены цвайки — то, чем плели лапти, металлические крюки.

Кадушки да севалки

Мне показывают четвертый угол музея. Он заставлен разными бочками, совками, граблями, лопатами. Возле инвентаря на лавочке сидят игрушечные дед и бабка. Они одеты в народные костюмы.

– Это у нас хоздвор. Здесь севалки — корзины, из которых зерно сеяли. Вилы разные. Четырехрожковые вилы, которыми снопы поднимали, были у богатых. А двухрожковые, обычные палки-рогатки, у тех, кто победнее. Здесь и кадушки. Они очень старые. Еще с деревянными обручами. Эту привезли с моей родины, — делится Нина Булычева и указывает на самую большую кадушку. — Ей более ста лет. Ни грамма не течет, в отличие от современных. Дубовая.

Посреди первого зала — витрина. В ней находятся монеты и банкноты, значки и письменные принадлежности эпохи СССР. Рядом стол с самоварами: некоторые из них поцарапаны, погнуты, у одного отломана ручка.

– Самовар один нам подарили, другой я привез с пункта приема металлолома. Купили его мы за 800 рублей. По тем временам, более пяти лет назад, это были немаленькие деньги. А вот этот самовар, — Сергей Булычев показывает на третий экспонат, — привезли мы из соседней деревни. Там бабушка попросила крыльцо ей отремонтировать. Вместо денег за работу взял самовар.

Рядом с самоварами — стеклянный ящик для пожертвований с горстью медных монет.

– Матушка Ксения посоветовала организовать пожертвования. Мы сначала были против, но она сказала: «Люди хотят, быть может, от всей души пожертвовать вам денег, потому что музей очень понравился. Что в этом плохого?» Сделали ящик. Паломники здесь были, они и клали деньги. Но нас деньги не привлекали и не привлекают. Главное, что показываем людям наш музей и радостно на душе, — делится Нина Булычева.

Восстанавливают историю

Мы проходим во второй зал музея. Нина Булычева продолжает экскурсию с ценнейшего экспоната:

– Это ткацкий станок. Он рабочий. Станина (неподвижное основание, на котором располагаются связанные между собой отдельные части машины или станка. — Прим. РП.) новая. Нам отдали станок весь никудышный. Мы вымеряли каждую деталь и сделали новую станину. Все остальное старинное. Привозили с деревни трех бабушек. Помогали навивать (наматывать на вал нити. — Прим. РП.) Никто такого сейчас не умеет, — рассказывает Нина Булычева.

Рядом с ткацким станком, которому более 150 лет, — белые рубахи, украшенные красной ручной вышивкой.

– Ровно сто лет этой рубашке, — говорит Нина Булычева и указывает на женскую рубаху. — Раньше, когда нужно было замуж выходить девушке, шили дары свекровям. Готовили все заранее. Внизу рубашку делали толще — из конопли. Вверху тоньше — изо льна. В ней, в этой рубахе, спали. Кто-то ночью пришел, постучался, женщина на низ юбку повязывала и встречала пришедших. И удобно и нарядно. Даже на работу так ходили.

Другую рубашку Булычевым привели знакомые из Украины. Она была в таком состоянии, что отстирывать ее пришлось пять раз, прежде чем выставить в музее.

– Она в гараже у них лежала. Вся в бензине была: машину ей мыли, руки вытирали. И все же к нам в музей попала. Пришлось отдать знакомым 10 литров вина за эту рубашку. Недешево она обошлась нам, — замечает Нина Булычева.

Переходим к другим экспонатам.

– Это башлык (суконный теплый головной убор — остроугольный колпак с длинными концами, надеваемый поверх шапки. — Прим. РП.) Такие только в двух музеях есть по России. Его хозяин служил в царской армии. Воевал в Австрии. Когда уходил на фронт, у него осталась здесь беременная жена. Он сказал, что если родится мальчик — передать башлык ему. Но родилась девочка. Потом у этой девочки — опять девочка. От нее мы и получили башлык. Ему было ровно 100 лет. В 1917 году же царскую армию расформировывали. Уничтожали все, что было связано с ней. Тех, кто хранил вещи, напоминающие о царской армии, наказывали. А бабушка вот этот башлык хранила в сундуке. Не побоялась же! — говорит Сергей Булычев.

В углу, где висит башлык, — витрина с различными экспонатами времен Великой Отечественной войны: здесь и полусгнившие гильзы, и ножи, корпус винтовки, и прострелянные фляжки. Лежат немецкие и русские каски.

– А это более поздний период, — отмечает Нина Булычева и показывает две фотографии. На них — Никита Хрущев. Он стоит в компании деревенских людей у кукурузного поля. — В 1960 году Хрущев приезжал к нам в деревню. Вот эти старые фото — доказательства этому событию. Их нам с Дмитровска подарил знакомый. Вот такие экспонаты в нашем музее!

– В музее я был в 2010 году. Понравилось. Много чего интересного там увидел: заинтересовали орудия труда. Сейчас, думаю, коллекция пополнилась в разы. В ближайшее время планируем с женой съездить снова, как в Железногорск поедем. Уникальное место. Где ты сейчас встретишь людей, которые на свои деньги восстанавливают историю? — размышляет исследователь культуры и быта древних славян Денис Охотников.

Мельница для свадеб

Сейчас семья Булычевых строит мельницу. В ней будут справлять свадьбы.

– Получили документы на мельницу, как на памятник архитектуры. Ее занесут в специальные базы. Это будет федеральный уровень, — делится Нина Булычева.

В мельнице уже положена плитка, установлены жернова, скоро появятся лопасти.

– Делаем более современный вариант мельницы. Механизм только старый. Плиткой пол уложили, хотя раньше были земляными или деревянными полы. Я с Урала, потому никогда не видел мельниц. Начали по фильмам смотреть, как делается. В Интернете фото мельницы искали, изучали. Начал высчитывать ширину и высоту. Стал интересоваться, под каким углом они складывались. У специалистов спрашивал,— рассказывает Сергей Булычев.

– Вспоминала, как мельницы строились, что в них было. У моего родного деда была мельница. Поэтому еще помню кое-что из ее строения, — говорит Нина Булычева.

По проекту, на первом этаже мельницы — общий зал, где можно поставить столы и принять гостей. На втором — комната невесты. Там будет старинная кровать, стол и сундук.

– Раньше второго этажа не было, мы сделали современнее. Я захотела мельницу потому, что такой музей без нее невозможен. И вообще, мы хотим, чтоб это не просто была мельница, а чтоб для чего-то она еще и служила, — делится Нина Булычева.

Рядом с мельницей построили настоящую русскую печь. В ней будут приготавливаться блюда русской кухни.

«Берем кредиты постоянные»

– Все строим на свои деньги. Больше миллиона уже ушло. Берем кредиты постоянные. Все до граммочки вкладываем в музей и в мельницу. Но я не жалею. Рада, что теперь будет существовать история. И что мы умрем, будут дети, внуки, правнуки смотреть, как люди жили, — говорит Нина Булычева.

Раньше за посещение музея Булычевы не брали денег. После открытия мельницы вход будет платным.

– Мы 16 тысяч рублей в месяц кредит платим. А пенсия 8600 у мужа и у меня. На строительство мельницы миллион взяли. Еще налоги заплатить надо и покушать, хорошо подсобное хозяйство есть. Чтоб хотя бы на кредит хватало, будем теперь деньги брать за посещение музея. Это, конечно, не основная наша цель! Главное, что и у нас, и у гостей душа радуется. Мы делаем эту историю не для себя, а для страны, — заключает Нина Булычева.

«Война — это время принимать сторону» Далее в рубрике «Война — это время принимать сторону»«Русская планета» поговорила с городским шаманом о психологии и дыхательной практике, о ситуации на Украине и умении слышать тишину Читайте в рубрике «Титульная страница» В десятку!Что показали на презентации Apple и насколько это круто В десятку!

Комментарии

06 августа 2014, 10:16
Занятие больше для души. Монетизировать деятельность без поддержки государства трудно.
06 августа 2014, 16:48
Да можно с уверенностью сказать, что невозможно, там сам Орел весь переделывать надо, самый слабый городишко Центральной России
06 августа 2014, 23:03
Верно-верно...
В области печальная ситуация...во всем...
12 августа 2014, 17:43
А это вообще, бред сумасшедшего! История страны представлена в извращенном виде, путаница в датах (это что же, в 1855 году им уже было по 20 лет, сколько же им сейчас лет???). В 1917 году никто не производил расформирование царской армии, русская армия к этому времени оказалась полностью деморализованной. На фронте началось братание с противником. Вся страна требовала немедленного прекращения войны. В связи с этим большевики, придя к власти, провозгласили Декрет о мире и начали переговоры с Германией. Как можно этого не знать людям, которые занимаются этнографией или музейным бизнесом?!
Но смешнее всего, разговоры о кредитах, кто может дать пенсионерам кредит в размере миллиона рублей и выше?! Чтобы держать подсобное хозяйство и выращивать животных нужны деньги.
И кстати, для общего развития - печи не строят, а кладут. Маразм полнейший!!!!

Орел - не городишко, а прекрасный город. Еще Н.С. Лесков сказал, что Орёл "...вспоил на своих мелких водах столько русских литераторов, сколько не поставил их на пользу родины никакой другой русский город...". Просто нам достаются плохие правители...
Дорогое удовольствие для души создавать краеведческий музей и брать многомиллионные кредиты, ни один банк на это не пойдет. Кстати в Орле, если кто не знает, есть прекрасный краеведческий музей, где представлены экспонаты разных эпох.
Я родилась в Орле и мне неприятно слышать такие отзывы о моей малой родине.
12 августа 2014, 19:16
Здравствуйте!
Статья хорошая. Интересная. Давно ездили с мужем в музей, года полтора назад. Там теперь вход - 150 рублей, недавно звонил знакомый и рассказал. Но оно того стоит!
Булычевы - молодцы! Побольше бы таких людей. Хотим передать им некоторые экспонаты из личной коллекции. В ближайшее время, думаю, осуществим задуманное.
А вот Вы, Юля, невнимательны: колокол отлит в 1855 году. Нине и Сергею было по 20 лет, когда они его нашли. Что не понятно?
И прочли с мужем свежую статью о дворничихе. Смеялись над комментариями. Какой Вы работник ВУЗа, если бред такой пишите? С такой дерзостью только в колонии работать. (или личные "терки" с работниками РП?)
И вот это поразило: "Как можно этого не знать людям, которые занимаются этнографией или музейным бизнесом?!"
Они для себя делают все, для детей, а не для бизнеса!!! Не всем быть такими "грамотными", как Вы.

Советую всем съездить в музей! Время зря не потратите! Очень добрая семья, очень интересные экспонаты!!!
12 августа 2014, 20:28
Стилистика написания отзыва от Anna1987 идентична неграмотному выражению мысли автора "статьи". Выражение "терки" является тюремной лексикой. Вас может только одно оправдать, если Вы были в колонии. Какие могут быть "терки" с работниками РП, если я чисто случайно прочитала, то, что написано под Вашим именем. Дерзость - это есть непочтительная грубость, неуважение. Я достаточно равнодушно отношусь к РП, ни почтения ни уважения - не испытываю.
Если Вы иначе не можете выражать свои мысли, Вас учить уже поздно.
Если Вы находитесь на том же уровне образования, что и автор писанины т.е. на низшей ступени развития, Вы должны молчать и слушать, а не смеяться над очевидным. Тут в пору заплакать о том, что неграмотные, необразованные люди пишут убого о том, в чем совершенно не смыслят! Лучше бы эти писаки занялись делом, которое им было бы по силам.
Чтобы назвать мою рецензию бредом, надо привести доводы, а не говорить голословно, дабы как-то защитить себя! И не надо себя выдавать за несуществующего человека, который встал на Вашу защиту. Вы и есть тот автор, который защищает сам себя.
Я не собираюсь вступать с Вами в полемику, считаю это ниже своего достоинства. Смеяться в дальнейшем будете только над собой. Надо учиться развивать стиль речи. Одного желания писать - это мало. Интересно, сколько Вам лет, на самом деле, что пишите такую глупость? Вы похожи на обиженного подростка, который ничего не умеет и пытается доказать всем, что он самодостаточен и многогранен.
Слава Богу, что серьезные издания для освещения тех или иных проблем выбирают настоящих профессионалов, а не шелкоперов и софистов.
А если кто - то поддерживает Вас, оказывает медвежью услугу. Предложения не строятся в три слова через точку, если о чем-то хочешь рассказать. Это уже не пятый, а третий класс.
Срочно найдите себе репетитора по русскому языку и литературе, может быть, это Вам поможет.
12 августа 2014, 20:40
Юля, какое отношение я имею к автору? Эту статью вовсе увидела нашем на форуме.
И Вы какое право имеете меня оскорблять?
К великому счастью, в колонии я не была!
12 августа 2014, 21:05
Anna1987, еще раз повторяю, я не собираюсь вступать с Вами в полемику. Жаль, что Вы меня не услышали.
Если править опусы автора, от них не останется ни одного предложения, которое можно было бы напечатать.
12 августа 2014, 20:34
Да и забыла, насчет колонии, а что в колонии не люди? Многим людям на воле, очень далеко до тех, кто сидят в колонии или там работают. Вспомните народную мудрость: "От тюрьмы и от сумы - не зарекайся!"
12 августа 2014, 20:42
С этим не поспорю!
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте самое важное в вашей ленте
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»