Мама из монастыря
Фото: Евгений Бугров / «Русская планета»

Фото: Евгений Бугров / «Русская планета»

В Орловской области монахиня ушла из монастыря, чтобы воспитывать приемных детей

Даша, Тиша, Соня и Арсений могли повторить судьбу тех, кто стал сиротами при живых родителях. Приют, детдом и интернат для инвалидов — как крайняя инстанция. Но им повезло: они нашли настоящую мать, которая ради них пожертвовала обетом, данным Церкви. Монахиня Антония уверена, что каждый взрослый может поделиться с брошенным ребенком главным счастьем — семьей.

Что Бог послал

Небольшой ухоженный и уютный дом, где сейчас живут мать Антония и ее четверо детей, находится в селе Никольское Должанского района. Его знают все местные жители, как и историю этой удивительной семьи, которой, уверены, помогает Бог.

За добротным красным забором, перед которым пасутся две козы, — большой двор, вход в дом охраняет небольшая собака Зайка. Несмотря на свой небольшой размер, Зайка — настоящий сторож. Может и за ногу тяпнуть, если почует недоброе, смеется хозяйка.

– Вы не смотрите, что снаружи дом хорошо выглядит, — смущается матушка Антония. — У нас тут постоянный ремонт. Несколько лет делали пристройку, теперь у детей и у меня есть свои отдельные комнаты. Думаем пристроить еще одну — для девочек, ради чего отказались в этом году от поездки на море.

Сейчас в семье живут 10-летняя Даша, 8-летний Тиша, 6-летняя Сонечка и Арсений, которому недавно исполнилось 1 год и 4 месяца. Заботы, несмотря на то, что мать Антония по-прежнему является инокиней, самые мирские: в разгаре сезон заготовок, для чего на помощь приехала из Калуги бабушка. Также нужно собраться к новому учебному году.

Старшую дочь, к сожалению, не удалось застать дома. Сейчас она проходит обследование в больнице. Девочка перенесла множество заболеваний, отставала в развитии. Сейчас консилиум докторов решает вопрос о назначении инвалидности.

– Врачи меня уговорили, — вздыхает мать Антония. — Говорят, будет какая-то помощь от государства.

Даша и Тиша находятся под опекой матери Антонии, но называют ее исключительно мамой. А вот Сонечка и Арсений усыновлены и считаются родными детьми матушки Антонии по закону. Правда, большой разницы дети в этом не видят и не интересуются. Да и зачем: вот она, мама!

«Вот тогда и поняла»

– В детстве я всегда мечтала о том, что у меня будет большой дом, коровы и много детей, — смеется мать Антония. — Я так и рассказывала об этом маме, с которой жили мы тогда в маленькой комнатке общежития в Калуге. Сама-то я не орловская!

Было время, когда мама тяжело болела. Сама она из детдома, были мы друг у друга одни, и так сильно я тогда переживала, что согласилась пойти с подругой в храм. Там разговорились с батюшкой. Стала приходить чаще, после позвали меня в монастырь, помогать.

В 14 лет тогда еще Елена Лобановская ушла в Казанский девичий монастырь и, казалось, детским ее мечтам сбыться не суждено. Это были 90-е годы, когда многие потеряли не только сбережения, но и работу, оказались за чертой бедности. Чтобы помочь людям выжить, церковь организовала сбор и раздачу гуманитарной помощи.

– Меня поставили как раз на гуманитарку. Я сортировала пайки и обзванивала тех, кто в них нуждался. И вот пришла я однажды в дом, где жила женщина с двумя малолетними детьми, — вспоминает Антония. — Мужа ее посадили, позже оправдали. Она была на такой грани бедности, что паек наш восприняла, как дар Божий. И стала я тогда потихоньку, вопреки нашему уставу, подкармливать эту семью. Вот тогда и поняла, зачем я иду в монастырь.

Но о главном своем предназначении матушка тогда еще не догадывалась.

Евгений Бугров / «Русская планета»

Фото: Евгений Бугров / «Русская планета»

– В монастыре часть моей детской мечты все-таки сбылась, — замечает инокиня. — У меня действительно появился большой дом, много коров. Ухаживать за ними было любимым моим послушанием. Жизнь текла размеренно спокойно, но задумываться или размышлять о чем-то мне было некогда: весь день расписан по минутам.

Благословение старца

Из Казанского монастыря в Калуге Антония по приглашению знакомой переехала в монастырь в Малоярославце, а уже в 2005 точно так же попала в Орловскую область — в обитель Марии Магдалины.

– Тут я и постриг приняла, и здесь в Орловской области нашла своих детей, — говорит мать Антония. — А было это так. В тот же год пришла в монастырь беременная женщина, которая с мужем жила в Никольском. И говорит: «Возьмите меня в монахини!» Взять ее, конечно, не взяли, но мне настоятельница наказала семью эту опекать. И когда у женщины — зовут ее Наташа — родилась дочь Даша, то настоятельница мне и поручила быть ее крестной матерью.

Инокиня Антония регулярно навещала семью, приносила продукты и вещи. Картина, которую она видела в доме, где росла ее крестница, монахиню приводила в ужас. Грязь, сваленное повсюду тряпье, никакой еды. На подобии кровати — голодная никому не нужная Дашка, которая до 8 месяцев не могла сидеть, а до 4 лет — ходить и разговаривать. Наташа дочерью не интересовалась и лишь только лупила, когда от голода девочка начинала кричать.

– Я Наташу не осуждаю. Это несчастная женщина, — говорит мать Антония. — Вышла она замуж за мужчину, который был на два десятка лет ее старше, он пил. Сама она не жила, а, как говорят, влачила существование. Может, поэтому ее дети были ей не нужны. Я вот сейчас думаю — тогда надо было Дашу забрать! Может, и сумела бы я ей дать нормальную жизнь, и не ушли у нас целые годы на хождения по больницам!

Главной задачей монахинь было — не давать отцу девочки пить. Выпив, он становился злым, буйным, а хуже того — мужчину преследовали видения. В конце концов, глава семейства забрал дочь и жену и сбежал с ними в Задонск, чтобы вести вольную жизнь.

– Кое-как мы нашли их, — рассказывает Антония. — И когда приехали к ним с вещами и продуктами, то  увидели, что Наташа родила сына.

Опасаясь за судьбу детей, монахини уговорили семью вернуться в Никольское, обещая за это всяческую помощь. Семья вернулась, снова поселилась в своем старом доме, который начинал разваливаться. Поскольку Наташа и ее муж давно состояли на учете в органах опеки, им поставили условие: либо приобретаете новое жилье, либо отбираем детей, но жить им аварийном здании нельзя. Сама Наташа к этому отнеслась безучастно, никто из ее многочисленных родственников не бросился помогать, а мать Наташи даже сказала, что детей надо бы отдать в детдом, она там с ними будет видеться.

Фото: Евгений Бугров / «Русская планета»

Фото: Евгений Бугров / «Русская планета»

– Я стала собирать деньги, чтобы купить им дом, — рассказывает матушка.

Наконец, дом был куплен, семья благополучно поселилась в нем, Наташа к тому времени ждала третьего ребенка.

– Я буквально разрывалась между работой в монастыре и уходом за детьми, — вспоминает монахиня. — И вот в наш монастырь приехал старец Илий. Я к нему: «Посоветуйте, что мне делать?! Ведь я простая инокиня, смогу ли я все это вынести?»

Выслушав монахиню, старец сказал: «Не вздумай бросать этих детей!» И благословил мать Антонию на выход из монастыря. Она ушла из обители ради воспитания детей: оформила опеку над Дашей и Тишей, а Соню просто удочерила.

Последним в семье появился Арсений.

Теперь уже ставшим своими детям мать Антония дарит любовь и ласку. И если окруженная вниманием Сонечка с детства росла ребенком общительным и развитым, то Даша беспокоила мать Антонию больше всех. Регулярные занятия с дочкой дали свой результат: Даша не только ходит и говорит, но еще и прекрасно читает.

– Она знает об этом и даже пользуется, — смеется инокиня. — Говорит учителям: «Ой, что-то не хочу заниматься я русским языком, давайте лучше почитаем!». Первый класс она закончила у нас в обычной школе. Но медико-психолого-педагогическая комиссия вынесла результат, что во втором классе по общеобразовательной программе Даша заниматься уже не сможет. Мы подумали: зачем мучить ребенка? И я оформила ее в Крутовскую школу-интернат. Правда, там все больше дети с проблемами в семье, но и сидеть Даше дома — тоже не выход. Она должна адаптироваться.

Второй класс Даша заканчивала уже в школе-интернате.

Щедрые соседи

– Что ни говори, а с людьми, которые живут в нашем селе, нам повезло, — говорит мать Антония, показывая свой уютный дом. — Помогают нам все: делятся овощами и фруктами со своих огородов, дают вещи, не отказывают по необходимости подвезти в райцентр и даже приглядывают за моими детьми.

В доме — идеальная чистота, из мебели — только самое необходимое. Но обустроено все с заботой и любовью.

– Ремонт в доме нам помогал делать наш хороший сосед Сергей. Все делал своими руками! — показывает хозяйка дома маленькие и уютные комнаты.

Так, бывшая веранда превратилась в просторную не то, что кухню, а столовую. Одна из комнат стала гостиной. Из блоков построили пристройку, и в доме появились туалет и ванная, а также еще две комнатки.

– Мне Даша так и сказала: «Мамочка, я всегда буду жить с тобой дома!», — поделилась мать Антония. — Вообще, нам повезло с людьми, которые живут с нами рядом. Вы знаете, в прошлом году мы так замотались, ничего не успели посадить. Так нам соседи несли прямо то, что нужно, необходимо. Монастырь постоянно помогает. То позвонят — придите, сахара мешок возьмите, то клубники ведро…

Пока матушка находится в декрете по уходу за маленьким Арсением. После планирует выйти на работу при монастыре: там обещают платить зарплату. Грандиозных планов семья не строит. Но Тишу мама хочет отдать в кадеты — чтобы вырос настоящим мужчиной, защитником Отечества.

– Он и сам не против такой учебы, — говорит мать Антония. — Парень умный, серьезный. По хозяйству помогает, за сестрами и братиком смотрит. Хотелось бы устроить его в какую-нибудь спортивную секцию, но транспорт в райцентр от нашего села ходит настолько плохо, что, боюсь, мы просто этого не потянем. Сонечке, которая на следующий год должна пойти в школу, мы решили подарить еще год беззаботной детской жизни и отдать на год позже. Ну, а у Арсения пока одна задача — расти!

На прощание  семейный снимок на память. Непоседа Сонечка давно уже крутится возле мамы в ожидании внимания и готова ради этого читать стихи, петь песенки и демонстрировать другие свои таланты. Она пристраивается возле мамы, которая усаживает на колени Арсения, гладит ее по щеке и целует, что-то при этом мурлыкая. Тиша смеется, мама улыбается, Арсений прижимается к маминому плечу. Наверное, так и выглядит семейное счастье.

Выход из сумрака Далее в рубрике Выход из сумракаВ Орловской области энергетики судятся с полицейскими, которые требуют не отключать свет на улицах по ночам Читайте в рубрике «Титульная страница» Сдали своегоРоссия депортировала одессита, спасшегося из Дома профсоюзов. Теперь ему грозит тюрьма Сдали своего

Комментарии

28 июля 2015, 15:15
Есть еще женщины в русских селеньях, как говорится...
28 июля 2015, 16:25
Молодец! Как там говорили, после таких делов в рай ракетой!
29 июля 2015, 09:37
Все -таки, материнские инстинкты берут верх над идеологией. Антония почувствовала, что пользы принесет больше, если усыновит брошенных детей.
29 июля 2015, 14:25
правильно, спасись сам и вокруг тебя спасутся остальные, она сделал такой выбор
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»