«Барабанчики», «хрипунчики», «пискунчики»
Сейчас ливенские гармошки все чаще покупают, как сувениры. Фото: Марина Сенина

Сейчас ливенские гармошки все чаще покупают, как сувениры. Фото: Марина Сенина

Как и зачем сегодня живет производство уникальных ливенских гармошек

Ливенка — старинный музыкальный инструмент, дна из первых разновидностей русской ручной гармошки. Она появилась на свет около 150 лет назад. О ливенской гармошке писали Лесков, Бунин, Паустовский и Есенин. Сегодня в городе Ливны гармошку тоже делают. Мастеров немного. Всего 11 человек.

История и уникальность

 

В небольшой комнате за столом у окна сидит Нина Павлова, заведующая мастерской по изготовлению ливенских гармошек. Одна стена ее кабинета увешана грамотами и благодарственными письмами. Рядом со всем этим — балалайка. Шкаф под завязку набит небольшими коробками с сувенирными гармошками и шкатулками.

– История ливенки очень интересная, — начинает Нина Павлова. — Первый инструмент в привычном для нас виде появился в Германии, в 1821 году. А потом в 30-х годах XIX века он пришел в Россию.

Производство гармошки было налажено в Туле в 1860 году. Там мастера изготавливали музыкальный инструмент по немецкому образцу. Но прототип из Германии имел недостаток: объем меховой камеры был не достаточным. Ливенские мастера решили эту проблему, в результате, получился совершенно новый инструмент прогрессивной конструкции.

– В жимах и разжимах мехов у германских гармошек исходил звук разной высоты. Мы это исправили. И еще увеличили количество клавиш, сделали больших размеров корпус, — рассказывает Нина Павлова.

В первое время гармошка была одноголосой. После появились двух- и трехголосые ливенки — звучали два-три звука в октаву, открывались два-три клапана сразу.

– Есть такие виртуозы! Ох! — с придыханием говорит Нина Павлова. — Ливенку нашу можно растянуть на два метра! Хорошие музыканты, виртуозы игры, исполняют на ней мелодии, закидывая ливенку за спину, перешагивая или перепрыгивая даже через нее.

Ливенка оригинальна еще и тем, что имеет нестандартный басовый строй: «барабанчики», «хрипунчики», «пискунчики». В ее звуке слышатся и сопелки, и рожка, и жалейки.

В начале XX века ливенка достигла пика популярности. Желающих ее приобрести было тмножество, поэтому производством гармошки занялся велосипедный завод в Орле. Делали гармошку и в других мастерских России. Цены на ливенку, в итоге, сильно упали: за несколько лет они опустились с 20 до двух рублей, и инструмент стал по-настоящему народным.

В 30-х годах Ливенку постепенно начали вытеснять рояльные гармошки, хромки и баяны. В годы Великой Отечественной войны в Ливнах осталось всего несколько мастеров, умеющих гармошек изготавливать. От полного исчезновения уникальный инструмент в 1964 году спас Валентин Занин.

Мастерская гармоней в Ливенках. Фото: Марина Сенина

– Он объездил все деревни, обыскал все чердаки в поисках уникальных старых ливенок. Он искал мастеров, их детей, что бы те помогли хоть как-то в восстановлении производства гармошек. Занины — целая династия мастеров, исполнителей гармоники. Вот Валентин Иванович и нашел! Он с единомышленниками реставрировал старые гармошки. В процессе этом они и научились их делать, — рассказывает Нина Павлова.

После того, как Валентин Занин восстановил 11 гармошек, был создан ансамбль «Ливенские гармошки». Он выступил в Кремлевском Дворце съездов в 1965 году. А в 1967 в Воронеже стал победителем Всесоюзного фестиваля. Были у музыкантов и заграничные гастроли. Сегодня ансамбль живет своей, отдельной от мастерской, жизнью.

– Сын Валентина Занина, Игорь, работает у нас. Он настройщик. Когда был еще ребенком, тоже ездил с ансамблем на выступления. Кстати, он и его отец не получали музыкального образования, — делится Нина Павлова.

Процесс

– Разрабатываем гармошки сами. Есть еще идеи от старого поколения работников. Новые сотрудники приходят, предлагают, как расписать гармошку, какую подставку сделать, — рассказывает Нина Павлова.

Производство гармошек устроено по-старинке. Только хорошего материала для ливенок в последние годы не найти — качество, в итоге, страдает.

– Мой первый сын ходил в наших сандалиях, мог долго носить их, больше трех лет. А второй сын у меня застал уже китайские, которые каждые полгода менять надо было. Так и у нас. Сейчас не можем найти того материала, из которого изготавливались ливенки раньше. Вот и выражение есть: «Ливенки уже не те». Делаем все так, как нужно, по-старинке, не используем только старые материалы — липу, и специальные клеящие составы — дорого. По традиции у нас только латуневые лапки, их еще гусиными называют, остаются неизменными. Они-то и индивидуальность, изюминка ливенки, — говорит Нина Павлова.

Анна Теткова расписывает гармошку. Фото: Марина Сенина

Заходим в мастерскую. Здесь вдоль стен стоят столы. За ними — рабочие. Каждый из них выполняет только свою операцию. За первым столом идет сборка меховых камер.

– Сначала нарезаем электрокартон, прессуем его. После склеиваем с заранее подготовленными деревянными рамками. А потом эту заготовку обклеиваем материалом. Но здесь важно, чтобы узор на ткани сочетался с росписью корпуса, которая является завершающим этапом в изготовлении гармошки. А после надеваются на каждую из борин — единицу мехов — кожаные «мышки». На них — стальные уголки, — рассказывает мастер участка по изготовлению меховых камер Олеся Дмитриева.

После этой операции к мехам присоединяются главные рамки, и камера гармошки готова. Я перехожу к другому столу. Здесь гармошки начинают «петь».

– Ставятся на резонаторы «голоса» — то, что играет. Они помещаются в корпуса по размеру. Все, конечно, вручную, — объясняет мастер Евгений Мельников.

Затем готовые части гармошки отправляются на завершающий этап работы — на роспись.

– Сначала я зачищаю детали, покрываю их «морилкой» один или несколько раз — все зависит от того, какой тон я хочу получить, потом опять зачищаю наждачкой. И начинаю расписывать. Рисуем те цветы, которые свойственны для нашей области — ромашки, колокольчики. Я люблю маки рисовать. Они безумно красиво смотрятся: на темном фоне красные цветы. А после росписи гармошки уже отправляются к настройщику, — говорит художник Анна Теткова.

Игорь Зинин и Нина Павлова играют на ливенках. Фото: Марина Сенина

Возвращаемся в кабинет заведующей. Здесь на стуле сидит настройщик Игорь Зинин. В руках — ливенка. Начинает играть.

– Я могу играть на любых инструментах. Это от бога. Я нигде не учился, а вот могу. Услышал мелодию и тут же могу ее сыграть на чем угодно. Другим нужны компьютеры, чтоб вспомнить ее, воспроизвести, мне — нет. Сколько помню себя — столько играю, — рассказывает Игорь Зинин.

Зачем это все

– Я здесь недавно работаю. Всего четыре года. Зарплата, конечно, небольшая — 7 300 и плюс 800 рублей за вредность, так как приходится работать с лаками. Здесь деньги-то не главное. Главное то, что я занимаюсь тем, что мне нравится. У нас творческая работа: у меня тем более. Как я захочу расписать гармошку, так и распишу. Бывает, конечно, по определенному образцу работаем, но это бывает не часто. Здесь я сама могу придумать эскиз, а потом воплотить его в жизнь, — рассказывает художник Анна Теткова, не отрываясь от росписи

Ее коллега Олеся Дмитриева в мастерской тоже не так давно. Говорит, что работа ей в радость, никуда уходить отсюда она пока не собирается.

– Я вообще устроилась сюда по приглашению, по связям. Было место, предложили попробовать поработать, делать нечего было, деньги-то зарабатывать нужно, пришла вот. Поработала, и что-то так понравилось, — рассказывает Олеся. — Три месяца уже здесь.

Мастер Евгений Мельников жизнь связал с гармошками и вовсе осознанно:

– Я музыкальное училище и институт культуры закончил. Играю на семи инструментах. Для меня моя работа — удовольствие.

Кто покупает

Сегодня ливенки нельзя назвать массовым инструментом, мода на них прошла почти век назад. Уникальное производство сегодня живет, в основном, за счет сувенирных гармошек:

– Большие выпускаем раз в три месяца, это долгая работаМаленькую гармошку собираем за четыре дня, — говорит Нина Павлова. — Сувениры пользуются огромным спросом. Мы постоянно продаем их на различных ярмарках, фестивалях. Любят их и орловчане, и жители других регионов, и заграничные гости. Большую гармошку мало кто может себе позволить. Она стоит от 17 тысяч. Маленькая — от двух. Недавно вот в Краснодар отправили гармошку, еще одна в Москву уехала.

Но ливенских школьников обучают игре на гармошках: изготавливают музыкальные инструменты и для них. Кроме того, некоторое количество гармошек периодически покупает администрация города. Чиновники дарят их городам-побратимам. Еще один канал сбыта — частные коллекционеры.

«Большие формы искусства» Далее в рубрике «Большие формы искусства»Корреспондент РП изучала виды татуировок, пользующиеся у орловчан наибольшей популярностью Читайте в рубрике «Титульная страница» В очередь…Дмитрий Дюжев позволил себе неосторожные высказывания о культурном уровне отечественных зрителей и был обвинен в унижении достоинства россиян В очередь…

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»