Ниже уровня Орла
Схема пещер под Орлом Фото: Марина Сенина

Схема пещер под Орлом Фото: Марина Сенина

Как под Орлом образовалась сеть пещер, чем она привлекает горожан и какую опасность таит

Вся старая часть города Орла расположена на карстовых разломах. Сотни домов, различные здания построены и строятся на целой сети пещер, протяженностью в километры. Корреспондент «Русской планеты» спустилась в подземелье, чтобы понять, на чем стоит город и какие тайны хранят орловские пещеры.

«Пригни голову»

Перед посещением пещеры Водяная в районе поселка Половец с вечера собираю сумку: резиновые сапоги, нож, теплая куртка, запасная обувь, — все это должно мне пригодиться в подземелье. К оговоренному часу нового дня встречаюсь с моими проводниками по пещерам — Анастасией Сечкиной и краеведом Александром Тихомировым.

– А почему точное местонахождение пещер умалчивается в социальных сетях и на разных интернет-ресурсах? — задаю вопрос ребятам. Мы идем вдоль берега реки Оки. По нашей стороне, на возвышенности, — частные дома, на противоположном берегу — посадка.

– Места, входы в пещеры никто не скрывает, в принципе. Просто в социальных сетях те, кто знают, где находятся пещеры, не хотят говорить любознательным об их местонахождении по простой причине: новички придут и нагадят. А вообще, народ хочет получить информацию по первому запросу, искать лень, видно, самим. Хотя все пещеры отмечены на карте «Wikimapia» (свободный википроект, основанный на работе карт Google Maps и возможности свободного добавления и изменения различных земных мест на данных картах. — Примеч. РП). Зашел в Интернет, хорошо поискал, да поехал. Но лень, — говорит Александр.

Мы останавливаемся напротив двухэтажного особняка. Анастасия пробирается к откосу, на котором стоит дом. Что-то высматривает в метровой траве.

– Вход не здесь, идем дальше, — кричит нам и возвращается.

Через несколько минут оказываемся напротив другого дома. Я любуюсь пейзажем, а мои проводники снова пробираются через бурьян к откосу.

– Вход здесь, — сообщает Александр и машет рукой.

Нахватав на одежду и в волосы репейников, я оказываюсь у небольшой ямы овальной формы. Ребята бросают рюкзаки на землю.

– Так, одеваемся и быстро залезаем, чтоб местные не видели, — говорит Александр и достает из рюкзака фонари, ветрозащитные накидки. Я несколько минут смотрю на небольшую яму в земле в недоумении. Понимая, что мне придется спускать в подземелье через такой небольшой лаз, меня охватывает паника.

– Спускаемся так: ложишься на спину, ногами вперед сползаешь в пещеру. Голову обязательно пригни, — советует Александр.

– В эти пещеры страшно и опасно заходить. Эти карстовые пустоты, открытые и закрытые, уносят под землю целые дома. Что говорить о тех, кто лазит в эти пещеры? Очень опасное дело. Воды, которые протекают в подземелье, агрессивные. Они подмывают грунт, и он обваливается. Случиться это может в любой момент, — рассказывает профессор кафедры геологии Орловского государственного университета Александр Шарапенко.

Первой в подземелье попадает Анастасия: она резво ложится на спину у лаза, отталкивается руками и через несколько секунд пропадает в темноте.

– Все хорошо, давайте, следующий, — слышится голос из-под земли.

Александр спускает в пещеру рюкзаки и через мгновение также пропадает из вида. Очередь доходит до меня. Несколько минут я сижу у лаза в подземелье. Вскоре решаюсь последовать за ребятами и ложусь на землю. Отталкиваюсь руками. Сначала в неизвестность отправляется нижняя часть моего тела. Я чувствую, что почва подо мной глинистая и сырая. Руки скользят.

– Давай, не бойся, — говорит Александр. Картинка голубого неба перед глазами быстро меняется на вид молочного и влажного песчаника. Александр хватает меня за руки и стаскивает вниз. Я в пещере.

Голоса из подземелья

Мы зажигаем фонарики. Света от них не так много, поэтому в помощь идет и фонарик на телефоне. Я бегло осматриваю себя после спуска: вся одежда и руки в грязи. Освещаю окружающее меня пространство.

В первом зале пещеры просторно: высота стен около двух метров, ширина самого зала примерно 6×8 метров. Первое, что бросается в глаза, — мусор и старый хлам. Здесь и разбитый телевизор, и кастрюли, и пакеты, и стулья.

– Да, некоторые здесь и живут иногда, — замечает Анастасия и прячет в углу пещеры наши рюкзаки.

Влажные стены в пещере, в основном, рыже-молочного цвета. Все потому, что образованы они из песчаника. На стенах практически всюду — грибок. Сверху без конца ударяют тяжелые капли воды. Под ногами — глина, песок и лужи.

Чем дальше мы идем, тем тяжелее становится дышать. К тому же, и холоднее: от открытых участков тела даже образуется пар. Ноги постоянно вязнут в глине.

– Слышишь, вода? — спрашивает меня Анастасия. По близости раздается бурление реки.

Неожиданно для меня пещера заканчивается. Впереди — лаз между плитами песчаника высотой чуть более полуметра. Александр и Анастасия садятся на корточки и, освещая дорогу, направляются дальше. Через некоторое время мы попадаем во второй зал пещеры, и у наших ног оказывается трехметровой глубины озеро с прозрачной водой.

– Когда и как образовались эти пещеры? — интересуюсь у ребят.

– Образовались они давно: в девонский период Ока размыла под пластом земли глинистые и известковые породы, так образовались залы, множество ниш и переходов. Ввиду этого появились слухи, что под рекой Окой — сухопутные проходы. Но это еще не подтверждено, исследований не проводилось. В XVIII веке, при Екатерине II, естественные карстовые пещеры стали просто каменоломнями. Здесь крепостные и каторжане добывали ракушечник, грузили его в тачки и волокли наверх, к свету. Многие орловские здания были построены из материала, добытого здесь, — рассказывает Александр.

Пока мы беседуем у озера, Анастасия нашла небольшой лаз в новый зал.

– Обвал был, ребята. Старый ход завалило, — кричит Анастасия из-под земли. Она спустилась еще на несколько метров в подземелье.

– Вылезь, говорю, — надрывно говорит Александр и подбегает к ходу, в который спустилась Анастасия. — Так, давай скорее. Тут недавно совсем рухнул пласт, — говорит Александр.

Я поднимаю голову и замечаю, что плита, которая лежит у меня под ногами, обрушилась сверху.

– И часто такие обвалы?

– Да не редкость. Один зал закрывают, бывает, такие плиты, другой — открывают.  Это же пещера, здесь все непредсказуемо. У нас есть карты этих пещер, какие залы, где ходы. Но часто бывают сюрпризы. Приходишь, а вход завален, — рассказывает Александр и помогает Анастасии выбраться из пещерного хода.

– А зачем вы сюда вообще ходите, если это такое опасное дело?

– Интересно, — говорит Анастасия. — Я несколько лет назад узнала об орловских пещерах. Просто с подругой хотелось чего-то экстремального, нашли в Интернете информацию о пещерах, потом проводника и пошли. Вот уже все пещеры прошла.

– Некоторые спускаются в подземелье в поисках ценного и старинного. В пещерах в начале прошлого века, когда церкви разрушали, пряталось множество икон и книг. Сейчас их ищут. В одной даже церковный купол есть. Но к нему попасть сложно. Раскулачивали народ: кулаки так же прятали в пещеры свои драгоценные вещи.

По словам Александра, под Орлом в годы войны немецкие и советские войска укрывались, жили месяцами. Неоднократно здесь в наши дни находили оружие и вещи солдат. Говорят, что некоторые пещеры, которые завалены, вообще хранят боеприпасы. Туда попасть невозможно. Опасно, рванет и половина города под землю уйдет, и все заблокировано. Но некоторые личности пытаются отыскать эти склады. Эта еще одна из причин, по которой местоположения пещер умалчивается.

Я сижу на корточках спиной к озеру. Неожиданно ребята замолкают.

– Что такое? — спрашиваю и оборачиваюсь, чтобы понять, куда мои проводники устремили взор.

– Слышали? Голоса! — говорит Александр. Снова — тишина.

– Показалось, наверно, — шепчу.

– Тут столько легенд об этих пещерах ходит! Недалеко от этих мест была мельница. Из-за неразделенной любви там повесилась девушка в прошлом веке. Теперь, говорят, ее дух увлекает в пещеры мужчин, которые обратно не возвращаются, — рассказывает Александр.

– А я слышала, что если ты заблудился в подземелье, надо позвать Матильду трижды. Она выведет тебя из пещеры. Но, когда ты попадаешь на то место, откуда пришел, нужно обязательно схватиться за скалу, иначе она перенесет тебя туда, где ты и заблудился, — вспоминает Анастасия.

Символы и ритуалы

Мы с Александром следуем в другой зал за Анастасией. Девушка ставит ногу на большой камень, поскальзывается и падает в лужу. Смеется.

– Бывает, — говорит Анастасия и резво поднимается.

На земле, где упала девушка, замечаю синюю веревочку, берущую начало под одним из камней и ведущую в озеро. Интересуюсь, для чего она здесь.

– А это чтоб не потеряться натягивают веревку. По ней идут в пещеру и по ней выходят. Здесь заблудиться легко: много раз люди терялись, целые группы блуждали по пещерам сутками. В озеро ведет веревка потому, что там сначала был ход, потом уровень воды повысился. Когда народ проходил, воды было не так много, сейчас прибавилось, затопило пещеру. Была бы лодка, сейчас мы уплыли бы далеко, на несколько километров, — говорит Александр. Мы попадаем в другой зал подземелья. Он небольшой. Здесь также с одной стороны — скалы, с другой — озеро.

– О, что это за рисунки? — спрашиваю у ребят. На скале, обмазанной глиной, нацарапаны непонятные символы. Вскоре понимаю, что мне они знакомы. Это славянские руны.

– Да сюда ходят разные колдуны и ведьмы, и вообще много кто еще. Вызывают духов своих и богов, — говорит Александр.

– Я слышала, что в орловских пещерах есть древние наскальные надписи и рисунки. Это правда?

– Да, встречалась необычная символика. Над ее расшифровкой и историки, и археологи работают. Для Древней Руси символы не характерные. Подобные встречались в церквях Западной Европы. Обычно, это овал, внутри которого изображен крест, — рассказывает Александр.

На обратном пути мы находим слепленные из глины руны. Они выложены на земле в ряд. Рядом — чайные свечи.

– Смотрите, — говорит Александр и подзывает нас к большому камню. — Романтика.

В свете фонаря вижу, что камень в крови. Вокруг него — свечи. Анастасия отходит в сторону.

– Посмотрите сюда, — зовет девушка.

Подходим. На скале приклеен план пещеры. От воды бумага раскисла, и краска потекла. Рядом с планом — какие-то непонятные картинки. Настаиваю на том, чтобы как можно скорее покинуть пещеры. Ребята соглашаются.

Мы берем наши вещи. Первым пещеру покидает Александр. Он ложится на живот и ползком поднимается наверх. Анастасия передает рюкзаки Александру и отправляется следом за ним. Через некоторое время у лаза в пещеру я ложусь на живот. Отталкиваясь, ползу к выходу.

– Сейчас голову пригни и протяни мне руки, — говорит Александр. Выполняю. Чувствую, что спиной цепляюсь за пласт песчаника. Мгновение — я наверху. Свежий воздух ударяет в нос. Глаза слепит солнце.

– Вот это да, — мне не верится, что я была под землей.

– Мы один раз пошли тоже в пещеру. Темно, фонарь еле светит. Ползу я, значит, и чувствую, пахнет мертвечиной. Я ребят останавливаю. Свечу фонариком по углам. В одном из них лежит собака, — вспоминает Александр. — Она не мертвая, а еще живая. Она начинает скалиться, рычать и ползти на меня. Как дернули мы оттуда! Думаю, сейчас укусит, и конец: вдруг, бешеная или еще что. Из пещеры вылетели пулей все. Животные же, когда умирают, уходят, прячутся. Собака вот выбрала место, не дали спокойно умереть.

Дома на пещерах

Мы идем вдоль берега реки. Ребята звонят родственникам, сообщают, что вышли из подземелья целыми и невредимыми. Я иду и осматриваю частные дома, построенные на пещерах.

– Не боятся же строить дома в таком месте! — говорю.

– Выхода нет у людей. Строят. А потом подвалы проваливаются, туалеты. Несколько случаев уже было таких, — говорит Александр.

– Да-да. Знакомые копали подвал и у них грунт ушел. Посмотрели, а там — пещера, — делится Анастасия.

– Строительство домов в этом районе разрешено. Но запрещено строительство многоэтажных зданий. Максимум — два этажа. Перед тем, как получить разрешение на строительство, проводится специальная комиссия. Случаи обвала грунта, к сожалению, случались. Эту территорию в позапрошлом году хотели перевести в статус исторического памятника, потому что она уникальна. Но все встало из-за отсутствия средств,— рассказывают специалисты отдела геослужбы и информационного обеспечения градостроительной деятельности администрации города Орла.

Александр подходит к реке. Переодевается. Мы с Анастасией ждем, когда глина на нашей одежде высохнет окончательно: оказались самыми грязными.

– Ну, в следующий раз пойдем в другую пещеру? — спрашивает Александр.

– Конечно, — отвечаю я.

«Плачущий камень» Далее в рубрике «Плачущий камень»«Русская планета» узнала, куда и почему исчезли некоторые городские фонтаны Читайте в рубрике «Титульная страница» Пыль и жирУченые пришли к сенсационному выводу - к ожирению может привести обычная домашняя пыль! Пыль и жир

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Не пропустите лучшие материалы!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»