«Мы все были задействованы в чем-то»
Вид на главное здание бывшего Орловского завода управляющих вычислительных машин (УВМ) имени К.Н. Руднева. Фото: Марина Сенина

Вид на главное здание бывшего Орловского завода управляющих вычислительных машин (УВМ) имени К.Н. Руднева. Фото: Марина Сенина

Как жил и погибал один из крупнейших советских заводов

В самом центре Северного района города Орла на десяти гектарах земли стоит комплекс многоэтажек. В них сдаются в аренду офисы, и находится районная администрация. Но еще 12 лет назад здесь был один из самых крупных заводов страны — «Орловский завод управляющих вычислительных машин (УВМ) имени К.Н. Руднева».

Рождение

­­В 1967 году в городе только и говорили что о строительстве нового завода. В ту пятилетку эта стройка была одной из самых крупных. Проект завода разрабатывал многочисленный коллектив орловского института «Гипроприбор». Он предполагал, что предприятие будет разделено на три зоны. В первой должны были располагаться складские и вспомогательные сооружения, сосредоточены грузовые операции. Во второй — размещаться основные площади: одноэтажный многопролетный корпус и два трехэтажных здания широкой застройки. В одноэтажном планировалось сосредоточить все производственно-заготовительные цеха, в многоэтажных — цеха сборки, откладки, учебные базы. Третью зону хотели отдать под инженерно-лабораторный корпус. Там же должен был быть организован вход на предприятие и предзаводская площадь.

Кроме того, на территории завода для рабочих и членов их семей собирались устроить четыре столовых, магазины полуфабрикатов, поликлинику, бытовые мастерские, спортивный комплекс, конференц-зал на 700 мест и даже кинопроекционную и звукозаписывающую комнаты. В общем, хотели построить город в городе.

– Кучи песка, камня и плит формировались очень шустро в завод при помощи техники. Быстро построили, очень быстро, — рассказывает местная жительница Любовь Татаркова. — Уже в 1968 году он начал работать. Все планы воплотились в реальность. Весь город в ожидании его открытия жил: все же рабочие места, интерес, что там к чему. Завод нам дал многое: и парк, и стадион, и магазины, в общем, новый район.

Цеха завода УВМ. Фото: Марина Сенина

В шаговой доступности от завода к 1968 году выросли и многоэтажные дома. Квартиры в них получали рабочие завода и их семьи. Жилье давали бесплатно в порядке очереди.

– Если бы не завод, я не знаю, где бы сейчас жила. Мои родители поженились и встали в очередь на квартиру. От УВМ через полгода где-то ее получили. И как раз к этому времени я родилась, а потом еще мои две сестры. У родителей были сложные отношения с родственниками. Доходило до того, что они в дом пускать не хотели. Но свой угол появился, причем немаленький, двухкомнатный, — рассказывает жительница дома №4 по улице Бурова Анастасия Корнюкова.

Всего с 1967 года справили новоселье в квартирах от УВМ больше полутора тысяч семей.

Юность

Первой продукцией, которую выпустил УВМ в 1969 году, стали электронно-вычислительные машины «Орбита». Введенные мощности были освоены в два раза быстрее, чем предполагалось по нормативам. Годом позже начался выпуск небольших клавишных ЭВМ «Искра-111т» — электронных калькуляторов, выполненных на микросхемах. Их производство также было освоено на год раньше, чем планировалось. Калькулятор «Искра-111т» помогал выполнять учетно-статистические и простейшие планово-экономические расчеты.

Внутри главного здания бывшего завода УВМ. Фото: Марина Сенина

– Разработчики трудились как нужно. Наладить производство и освоить какую-либо новую продукцию — было делом всеобщим. Мы стремились первыми добиться всего: первыми разработать и начать выпускать. Пусть и трудно было немного, но справлялись, — рассказывает бывший начальник цеха №5, инженер, Сергей Щербак.

В 1980 году перед заводом была поставлена задача: от простейших ЭВМ перейти к более сложным. Для этого было создано специальное конструкторско-технологическое бюро УВМ. На работу приняли еще 500 специалистов, общее количество сотрудников завода перевалило за пять тысяч человек. И вот простые калькуляторы сменили сложнейшие вычислительные комплексы.

Проект завода УВМ, 1967 год. Фото: архив Орловской областной библиотеки им. Бунина

– Продукция наша отправлялась большими партиями по всему бывшему Советскому Союзу. Особенно пользовалась спросом и за границей: Чехия, Куба, Румыния, Венгрия, Болгария и другие страны у нас ее закупали, — вспоминает Сергей Щербак.

Рабочие места на заводе решили оснастить особым образом, гарантировавшим высокую надежность выполнения той или иной операции. С помощью электроники. На заводе появились специальные стенды, помогавшие регулировщикам находить место неисправности, вводя те или иные сигналы. Однако полностью автоматизировать производство возможности тогда еще не было: вводить данные и анализировать их должен был человек. В последние годы работы завода качество выпускаемой продукции проверяли уже с помощью техники, созданной здесь же.

С 1980 года на заводе начали разрабатывать и внедрять автоматизированную систему управления качеством производства. Вырос уровень контроля и учета. В эти же годы продукцию УВМ начали использовать в космической промышленности, а работники завода постоянно ездили в командировки на Байконур.

– В 1990-х годах мы начали выпускать разные печатающие устройства — принтеры. Подобной продукции не выпускалось ни на других заводах страны, ни за рубежом. Это было что-то с чем-то. Мы были королями. В 1992 году, когда УВМ наладил массовый выпуск нового принтера, который назван был УПЗУ (управляемые печатно-знаковые устройства — Примеч. РП) «Экспресс», из-за рубежа в страну только начали ввозить обычные принтеры. Они уже были устаревшие для нас. Кстати, цены на них были очень высокими, смысла покупать привезенный товар не было, — вспоминает токарь пятого разряда Николай Плахов.

На территории завода. Фото: Марина Сенина

Новейшие билетопечатающие принтеры завод начал выпускать, ориентируясь на конкретных потребителей: Сбербанк и Аэрофлот. На устройстве можно было быстро вводить, изменять исходные данные, а после распечатывать их. «Экспресс» умел печать билеты не только российского, но международного образца. Новый принтер был предназначен не только для кассовых операций. Он мог на предприятиях, где применялась бланковая продукция, свободно распечатывать этикетки, марки и артикулы изделий.

– Был даже заключен договор с Италией о сотрудничестве в совместном производстве печатающих принтеров, — вспоминает бывший библиотекарь завода Ольга Понаморева.

Зрелость

– Я годы работы на УВМ вспоминаю с радостью. Это было самое лучшее место. Девять лет я отработала на заводе радиомонтажницей. Делала информационные регистраторы. Их в страны Европы, насколько помню, продавали, — вспоминает экс-сотрудница завода Людмила Головко. — Коллектив у нас был замечательный. Дружный. Если брак детали, то брак не по вине какого-то человека, а всей бригады, всего цеха. Все друг за друга горой стояли.

– В годы, когда завод гремел, мы еще и наставничеством занимались. Была на территории завода школа. Ребятишек учили тому, что сами знали и умели. Интересно было. Они после школы сразу на завод бежали. Сразу рвались за столы начать работать. Даже те, кто уже уходил с завода на заслуженный отдых, все равно не могли расстаться с наставничеством и приходили, как Людомир, ветеран партии, учить молодежь. А что дома сидеть? Тогда не по сердцу посиделки были, — вспоминает Николай Плахов.

На территории завода. Фото: Марина Сенина

В 80-х годах, на которые пришелся расцвет завода, рабочие не только усердно трудились, но и неплохо отдыхали: УВМ имел свой санаторий в области, базу отдыха на Черном побережье, а также пионерский лагерь «Ветерок» в деревне Ивановское Орловской области.

– Все могли свободно поехать отдыхать. Не совсем бесплатно, правда. Нужно было 50% внести от стоимости путевки. Но все вносили без претензий, — говорит Людмила Головко.

А по праздникам, вспоминает она, на заводе постоянно устраивали концерты и смотры художественной самодеятельности.

– Мы все были задействованы в чем-то, всегда какие-то конкурсы проводились. Помню как-то я учавствовала в одном. Выбирали лучшего чтеца. Я им, правда, не стала — второе место заняла. Дали мне большую хрустальную вазу. Радости то было! — говорит Людмила.

Работа инженеров завода, 1980 год. Фото: архив Орловской областной библиотеки им. Бунина

Нередко на УВМ работали семьями или создавали их, познакомившись на производстве.

– Я вот со своим мужем и познакомилась, работая на УВМ. Еще одна причина любить то время. Он работал инженером. Пришел как-то в цех в наш, ходил все, высматривал что-то, а тут я. Вот и познакомились так, поженились. Потом мы в очередь на жилье встали, я в декрет ушла, квартиру получили. Вообще, много пар создавалось на работе. Моя коллега работала вместе с мужем на заводе, а потом их сын, когда закончил институт, тоже пришел работать к нам, — рассказывает Ольга Понаморева.

Старость

В декабре 1992 года на базе АО «Орловский завод УВМ имени К.Н. Руднева» было создано акционерное общество открытого типа «Орловский завод УВМ имени К.Н. Руднева». Теперь акционеры завода могли свободно переводить свои акции в дочерние предприятия. Спустя два года советом директоров завода была принята новая структура АООТ. Она предусматривала создание производственно- технических комплексов и управлений с последующим их выделением в самостоятельные дочерние предприятия. Так появились научно-технические центры «Коммутатор», «Модуль», «Злата», «Торис» и другие.

В 1994 году кредиторская задолженность АООТ составляла уже 7,7 млрд рублей. С предприятия из-за задержек зарплаты стремительно уходили рабочие.

В это же временя в страну начали массово везти импортную технику. Стало ясно, что продукция УВМ неконкурентоспособна не только на мировом, но и на внутреннем рынках. В те годы Япония, по словам Сергея Щербакова, «начала выдавать» новые образцы вычислительной техники почти каждые восемь месяцев.

На территории завода УВМ. Фото: Марина Сенина

Завод начал заниматься выпуском товаров народного потребления. Их производство составляло 50% от всей выпускаемой продукции. Среди них были: водонагревательный котел, работающий от сети, холодильник «Снежок», кухонный комбайн «Орлея». Но средства от их продажи не могли погасить долги завода.

– Работа велась на устаревшем оборудовании. Выпускали один брак почти. Все что делалось, выбрасывалось. Машины грузили и вывозили на свалку. Того что продавалось, хватало лишь на частичную выплату зарплаты. Купить новое оборудование было нереально. Еще и работал завод то два, то три раза в неделю. Рабочие понимали, что все, конец, — рассказывает Сергей Щербак.

Реклама продукции завода. Фото: orl.ec/ InoY http://orl.ec

В начале 1995 года было принято решение о выходе АО «Орловский завод УВМ имени К.Н. Руднева» из состава учредителей дочерних предприятий и начата процедура его банкротства. После распродажи имущества предприятия удалось выручить 24 млн рублей. они ушли на уплату долгов, в том числе, по зарплате.

– То что так и будет, было понятно еще в 91-м году. Готовились. Кто-то сразу уходил, как только начались первые задержки по зарплате, кто еще трудился, но уже что-то подыскивал. Я, например, подыскивала и потом уже работала по совместительству. А когда сказали, что все, конец заводу, то сразу и перешла на вторую работу — диспетчером на пульт милиции, — рассказывает Людмила Головко.

Смерть

– Я после увольнения просидела дома десять лет. Во-первых, потому что библиотекарем не везде устроишься. Во-вторых, потому что дети маленькие были. У меня их трое. Я привыкаю к одному месту, к одному коллективу, а тут раз и надо менять все. Такой завод был! Такое время! — вздыхает Ольга Понаморева.

Инженер Василий отработал на УВМ с 1989 по 1996 годы. То, что происходило на заводе в его последние дни, он называет мародерством.

На территории завода. Фото: Марина Сенина

– Там тащили все: кто что и кто куда. Подъезжали КАМАЗы и в них грузили и мебель, и технику, и непроданную продукцию, и даже горшки с цветами. Днем и ночью вывозили. Местные из окон наблюдали. Вывозилось все то, что содержало элементы золота. Куда везли — непонятно. Растащили даже бракованные изделия, которые никому, в принципе, и не нужны то были, — рассказывает Василий.

Ольга Понаморева подтверждает:

– Там творилось необъяснимое. Так жалко было. Хоть фильм про это снимай!

К слову, фильм на территории завода действительно снимали. Было это в 1977 году. Называлась эта производственная драма «Собственное мнение», а главную роль в ней сыграл Владимир Меньшов.

 

«Инвалид по Орлу не имеет возможности передвигаться» Далее в рубрике «Инвалид по Орлу не имеет возможности передвигаться»«Русская планета» узнала, где в Орле хуже всего развита инфраструктура для людей с ограниченными возможностями Читайте в рубрике «Титульная страница» В десятку!Что показали на презентации Apple и насколько это круто В десятку!

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте только самое важное!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»