«Если ты уйдешь, нам тут хана!»
Наталья Марарова измеряет давление у пациента. Фото: Марина Сенина

Наталья Марарова измеряет давление у пациента. Фото: Марина Сенина

«Русская планета» выясняла, как молодому фельдшеру работается в орловской глубинке

Всего в Орловской области 449 фельдшерско-акушерских пунктов (ФАП). Укомплектованность их медицинскими работниками — 85%. Средний возраст фельдшеров — 55 лет. В основном в ФАПах работают специалисты с большим стажем, которые привязаны к месту работы и месту жительства. Корреспондент «Русской планеты» поехала в деревню Гостомль, чтобы выяснить, какие мотивы побудили сюда приехать молодого фельдшера.

– В нашем районе на данный момент действует 15 ФАПов. Только в трех населенных пунктах работают молодые фельдшеры. Им всем нет еще тридцати пяти, — рассказывает замглавврача по организационной и методической работе «Кромской центральной районной больницы» Любовь Лежепекова.

Опасения

Маршрутка, идущая через Кромы в Тросну, останавливается на остановке «деревня Гостомль». Именно здесь, по словам Любови Лежепековой, работает тридцатидвухлетний фельдшер Наталья. Я с трудом открываю дверь старой «газели» и выпрыгиваю на тротуар. На остановке пожилая женщина. Интересуется, зачем я ищу ФАП и не претендую ли на место Натальи. Отвечаю, что журналист, пишу статью.

– Да что там писать? Вот скоро уйдет Наташка и кирдык нам, понимаешь? Если бы не она, сдохли уж давно бы. Но ты сходи, сходи к ней. Она должна уж скоро будет прийти. Рано ты приехала. Она работать начинает с девяти. Ну, постоишь, подождешь, — заключает бабушка и указывает мне на скрытый за другими постройками дом. — Вон там пройдешь по тропинке да найдешь. За вон тот дом, видишь?

Я благодарю женщину и уже собираюсь уходить, но моя новая знакомая не отпускает.

– Я-то думала, что ты за нее работать приехала. Хочет тут одна за нее в медпункте посидеть. Из села соседнего. А Наташку в район. Ох, кирдык будет без нее. Та-то не постоянно на работу приезжать будет, а только раз в какое-то время, — жалуется пенсионерка.

Я иду к ФАПу по грунтовой дороге. Осматриваюсь. Расположение строений в деревне довольно странное: они образуют круг. В середине — поле, напоминающее футбольное.

Одноэтажные покосившиеся дома, наклоненный под острым углом забор — почти у всех жилых строений стандартные проблемы.

Дом-ФАП

Я подхожу к дому, который местная жительница обозначила как медпункт. С виду обычный дом. Разделен на две семьи: одна половина покрашена в ядовито-зеленый, установлены пластиковые окна и спутниковая тарелка; другая не покрашена, со старыми окнами и без тарелки. Вокруг дома — забор.

Ко мне подходит симпатичная улыбчивая девушка. У нее и интересуюсь, как найти ФАП.

– Так вот он. Вы напротив него и стоите. А вы ко мне? Пойдемте, — говорит девушка и открывает калитку.

Представляюсь.

– Ух, ты, интересно. Меня Наталья Морарова зовут. Я фельдшер. Раньше это был обычный жилой дом. Только он в собственности администрации. Когда-то здесь жили, потом сделали детский сад, парикмахерскую и жилое помещение. Потом это все развалилось. Теперь тут живет всего одна семья, а под ФАП отдали часть пустого дома.

Узкая дорожка к дому вымощена каменными плитами, вход в медпункт — со двора.

– Смотрите, аккуратнее, — указывает Наталья на разбитые ступеньки.

На них оборудован пандус. Рельсы очень близко друг к другу, поэтому подниматься неудобно.

– Вот порожки недавно сделали. У нас в селе проживает один колясочник. А если имеется на участке хоть один колясочник, мы обязаны установить пандусы. Вот только здоровые люди теперь недовольны: пройти невозможно. У нас бабушки многие по обычным ступенькам поднимаются с трудом с костылями, а тут еще и пандус сделали. А зимой скользко, — делится Наталья.

В просторной комнатке у стены с выцветшими обоями и плакатами, призывающими бороться со СПИДом и гепатитом, стоят буквой «Г» две кушетки. Рядом письменный стол. Скрипит старый пол, застеленный красно-коричневыми ковровыми дорожками.

Рельсы поставили так близко к друг другу, что теперь подниматься по ступенькам затруднительно. Фото: Марина Сенина

– Раздевайтесь. Это у нас как прихожая. Вот тут вешалка. А это приемная у меня, — Наталья проходит в просторное помещение с белыми занавесками на окнах.

Здесь тоже коричневая кушетка, старый темный письменный стол, заваленный папками и бумагами, и шкаф, неровно покрытый несколькими слоями голубой краски. Наталья идет дальше.

– Здесь у нас процедурная. Тут я делаю уколы и здесь у нас хранятся все лекарства.

В помещении голые светлые стены, такие же скрипучие полы. У стены кушетка. В двух застекленных шкафах — лекарства, рядом с ними раковина. Спрашиваю у Натальи, как обстоит дело с техникой и в каком она состоянии.

– С техникой нормально. Из «Медтехники» каждый год приезжают люди, проверяют все: если надо, сразу что-то отремонтируют. Но у меня на всякий случай из техники есть тонометр свой запасной, мало ли что. Главная у нас проблема — это состояние здания. В этом году обещали наконец-то выделить нам деньги на ремонт. Говорят, сделают шикарный ремонт: крышу перекроют, окна пластиковые поставят, двери установят новые прочные, обои уберут, а стены вагонкой пластиковой обошьют, проводку поменяют.

Верны ли опасения

Интересуюсь у Натальи, правда ли, что она скоро покинет Гостомский ФАП, а на ее место придет другой человек.

– Я сама уже год живу в Кромах. Замуж вышла и переехала туда. Каждый день сюда ездить не очень выгодно: немало денег уходит на проезд. А зарплата у меня 10 тысяч. Из этих денег остается не много. Думала, конечно, о том, чтобы уйти, — рассказывает фельдшер.

Ее прерывает телефонный звонок. Девушка поднимает трубку, говорит кому-то, чтобы приходили.

– Пациенты. Скоро придет один. Я очень хотела бы работать на скорой помощи в Кромах. Я там подрабатывала какое-то время. Но не знаю, когда мечты воплотятся в реальность. Может, в скором будущем и уйду, но я боюсь, что меня не отпустят отсюда на скорую.

Наталья говорит, что кромское начальство строго старается не допускать ухода фельдшеров с работы в медпунктах. Количество работающих ФАПов, по словам молодого специалиста, стремительно сокращается.

– Вот-вот закроются еще два медпункта в районе. У фельдшеров заканчивается лицензия, нужно идти на учебу. А кому идти, если они на пенсии все? Ясное дело, не поедут учиться в Орел. Вот и закрываются. Да и на селе работать никто не хочет. Молодежь тем более не пойдет в ФАПы: зарплата низкая, никаких перспектив.

Здание Гостомского ФАП. Фото: Марина Сенина

В 2011 году в Орловской области была запущена программа «Земский доктор». Ее целью является обеспечить сельские ФАПы молодыми специалистами. А средством — миллион рублей, который выплачивается уехавшему медику работать в село. Спрашиваю Наталью, куда она свой миллион потратила.

– Программа эта к нам не относится. Мы — фельдшеры, которые окончили медицинское училище, а по программе деньги получили именно врачи, окончившие высшие учебные заведения. Только доктор, который придет на село работать, получит денежную выплату, а мы… — вздыхает Наталья. — В Кромском районе, насколько мне известно, никто не попал под эту программу.

– А вы давно здесь работаете?

– Уже 12 лет. Как отучилась, так и приехала в Гостомль. Я окончила училище, когда из этого медпункта ушел фельдшер. Приехала ко мне глава нашей администрации и попросила поработать временно, пока мне найдут замену. Я вообще собиралась тогда в Кромы пойти работать медсестрой, но вот просьба главы администрации и мысль, что народ тут будет без фельдшера сидеть, сбили меня с пути, и я решила приехать работать в этот ФАП. Так вот и осталась тут. Тем более сама родом из этой деревни.

– А если вас все же отпустят на скорую помощь, кто будет тут работать? Говорят, что замену вам уже нашли.

– Да, нашли, — говорит Наталья, ровняя кипу бумаг на столе. — Село Моховое — ближайший к нам участок. Там тоже есть ФАП. Фельдшер из Мохового говорит, что если я уйду, она будет с удовольствием сюда ездить. Хотя бы на полставки. Раза два в неделю она будет приезжать. Но сельчане не хотят этого. Говорят, без меня им «хана».

В кабинет входит светловолосая женщина средних лет.

– Привет, Люба, — Наталья здоровается и поворачивается ко мне. — Это санитарка, Любовь Акулиничева. Мне тоже, конечно, не особо хочется уходить с этой работы. Привыкла к людям. Отношения с населением у меня нормальные, дружим. Каждому, конечно, не угодишь. Находятся такие, кто упрекает, если меня нет на месте.

– Народ не понимает, что на совещание она уезжает, — поддерживает Наталью Любовь. — Сутки напролет сидеть на месте невозможно

Смертность и рождаемость

– Население у нас в основном старше шестидесяти. Молодежи нет почти. Вот отчеты недавно делали. Смертность большая. В этом году у нас уже умерли десять человек, а родилось трое.

– А роды приходилось принимать?

– Нет, — смеется Наталья. — Роды мы не принимаем. Пункт у нас только называется фельдшерско-акушерский, но роды принимают в районной больнице. Мне звонят, если женщина рожать начинает, я вызываю скорую помощь из Кром, они приезжают и забирают будущую маму в больницу. Роды — это очень сложная процедура, ею я не занимаюсь. А экстренно принимать их пока не приходилось. Но обычно женщины заранее ложатся на сохранение в Кромскую больницу, чтобы все точно хорошо прошло. А то ведь если осложнение какое, то вообще в Орел везут, а до него 40 километров.

Если кто-то в деревне умирает, то также вызывают скорую помощь, на которой умершего и отвозят в морг в Кромы.

Наталья Морарова в своем рабочем кабинете. Фото: Марина Сенина

Работа по ночам

– По ночам, бывает, вызывают. Не очень часто, но бывает. У меня здесь родители живут. И вот я иногда остаюсь у них ночевать. Иногда ночью приходит кто-нибудь из деревенских: срочно нужна помощь. Не откажешь ведь! Вот и идешь среди ночи через поле  километра три. Страшно и жутко, конечно, но идешь, — говорит Наталья.

– Одна?

– Одна, конечно, не хожу. Обычно с кем-то из родственников больного. Они и обратно меня провожают. Нужно идти. Мало ли что там может быть. Может, простуда, а может, какое другое опасное заболевание с теми же признаками.

Прививки

Вот и первый пациент. Молодой мужчина.

– Про Наташку нашу давно пора написать. Что бы мы без нее делали! — говорит Денис Элистратов.

Наталья измеряет мужчине давление и ставит укол.

– Ходят люди на уколы: им назначают их врачи в районной больнице, а я здесь делаю. На них-то ходят, а вот на приглашения на прививку в медпункт неохотно реагируют. Практически никто сам не идет к нам. Приходится ходить по домам, делать. А приглашать — бесполезно. Даже не возраст и отсутствие сил людьми правят, а лень, обычное нежелание. На прививки без отговорок водят лишь детей: у нас есть на участке малыши.

В деревне есть школа, в которой 29 учеников. Своей медсестры там нет, так что обращаются все к Наталье.

Частота

– За день, бывает, и восемь человек приходит, и два, и ни одного. В основном просят померить давление или жалуются на простудные заболевания. Если что-то экстренное, я сразу вызываю скорую помощь, которая забирает больного в Кромы.

Спрашиваю у Натальи, случаются ли в деревне пики заболеваемости или наплывы пациентов:

– Самые беспокойные у нас времена года — это весна и осень. Но весна — самое-самое беспокойное. Именно весной многие начинают готовиться к огородам и делают прививки. Летом почти не приходят, с огородами болеть некогда.

– А делаете что-то не входящее в вашу компетенцию?

– Да, есть такое. Летом клещей сама вытаскиваю. По правилам нужно отправлять с клещом в районную больницу. Но наши местные не хотят ехать. А я не против им сама помочь. Вот и удаляю клещей и назначаю на пять дней антибиотики.

Кто с чем, а он поболтать

В медпункт входит мужчина преклонных лет, которого дамы называют Иванычем.

– Здорово! Во снегу-то навалило! Возле сельсовета машину аж завалило, представляешь, Люб?

Иваныч снимает верхнюю одежду и даже переобувается в тапки.

– А на что он жалуется? — тихо спрашиваю у Любви Акулиничевой.

– Иваныч-то? Разве что на недостаток внимания и общения. Привыкли уже, — смеется женщина. — Это наш постоянный клиент: давление померяет сейчас, взвесится да домой.

Продажа лекарств

На столе у Натальи блистер таблеток. Интересуюсь, есть ли в Гостомле аптека.

– Аптеки нет, а мы продажу препаратов не осуществляем. Организовать это возможно, но совсем не так легко, как многим кажется. Это не просто — закупить партию лекарств, привезти сюда, повесить ценник и начать продавать. Для осуществления торговли в медпункте должен быть сейф, в котором хранились бы лекарства, должны быть установлены решетки на окнах, которых также нет. Вот раньше мы торговали без всего этого: в этом кабинете был шкаф, в нем хранились лекарства. Нужна человеку зеленка та же — пожалуйста. А потом вот стала прокуратура ездить по ФАПам и проверять. По новым правилам такая торговля запрещена.

Ближайшая аптека для жителей Гостомля — в Кромах. Наталья прекрасно понимает, что пожилым людям нелегко до нее добраться: на остановке не каждый автобус останавливается — заполняются еще в Тросне. Поэтому жители могут купить лекарства, только попросив об этом Наталью.

***

Возвращаюсь в областной центр. На остановке вместе со мной ждут автобуса еще трое: двое средних лет и пожилая женщина. На мой вопрос о нужной маршрутке она не сдерживает эмоции.

– Кошмар тут. Живем в дыре настоящей. Вот как тут накатаешься до аптеки? Проезд в один конец до Кром 25 рублей почти стоит, так и обратно вернуться надо. Очень дорого лекарства обходятся. Наташу тоже постоянно просить невозможно, загоняли уже девчонку. Неужели нельзя закупить лекарства в медпункт? Тот же аскофен, без которого никуда. А что у нее там? Зеленка и йод. И все! Что она этим вылечит? Эти средства в каждом доме есть. И смысл к ней тогда ходить? Уж нам как жителям чернобыльской зоны могли бы аптеку небольшую организовать. И так скоро передохнем тут: на земле ничего не родится, дышать невозможно, так еще и за лекарствами ехать не пойми куда!

Новые бойни и старые цены Далее в рубрике Новые бойни и старые ценыЧто хорошего хочет сделать для Орловской области врио губернатора Читайте в рубрике «Титульная страница» Путин ответилОтветы на самые актуальные вопросы, которые задали президенту, читайте на Русской Планете Путин ответил

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»