«Слово “рак” мы никогда не произносим»
Фото: Марина Сенина / «Русская планета»

Фото: Марина Сенина / «Русская планета»

Орловский онколог — о том, как предупредить или смягчить развитие злокачественных опухолей

Рак существует столько времени, сколько живет человечество, и его надо лечить, даже если опухоль не болит. Заместитель главного врача Орловского онкологического диспансера Галина Мурадян дала «Русской планете» ответы на распространенные вопросы пациентов об этой болезни.

– Галина Георгиевна, расскажите для начала, почему возникает онкология?

– Существует много теорий возникновения онкопатологических заболеваний. Одна из них, которая не подтверждена еще окончательно, звучит так: ежедневно миллионы раковых клеток образуются у каждого из нас с рождения. Но наша иммунная система способна распознавать эти раковые клетки и уничтожать их. Сначала она справляется с работой хорошо. Но с возрастом, после стрессов, переохлаждений, заболеваний, она начинает хуже справляться с ней. И начинает развиваться раковая опухоль. Нужно поддерживать иммунную систему. Следить за питанием.

– Многие считают, что онкология появилась не так давно из-за ухудшения экологии, питания. Так ли это?

– Сколько лет существует человек, столько существуют раковые опухоли. Это можно увидеть на картинах голландских, английских и других художников. Картины ведь рисовались с натурщиц. У натурщицы был рак молочной железы, и художник это передавал. Просто раньше не знали, что это и как это лечить.

– А рост онкологии в последние десятилетия наблюдается?

– Вообще рост онкопатологии есть. Он всегда был, и он небольшой. Это просто плавно поднимающаяся вверх почти прямая линия на графике. Это не только данные нашего диспансера, но и российские, и мировые. Идет небольшой рост. Возможно, это связано с увеличением продолжительности жизни.

– Говорят, что жить в сельской местности в этом смысле лучше: воздух другой, питание. Кто к вам обращается чаще — жители города или районов?

– Статистика такая у нас есть. По отчетам видно, что из области и города обращаются одинаково, из области немного меньше. Например, в 2013 году обратилось 36718 пациентов из города, 35444 пациента из районов. В общем, неважно, городским воздухом ты дышишь или деревенским.

– Какой онкологией чаще всего болеют орловчане?

– Рак молочной железы — самый частый у женщин. У мужчин — легких и простаты. С возрастом учащается второе. Если бы мужчины доживали до 120 лет, то у 100% был бы рак предстательной железы.

– Что же мешает орловцам обследоваться вовремя?

– Вообще, культура у нас еще низковатая. Низковатая в каком плане? Я работаю в диспансере 30 лет. Таких запущенных, как были раньше, пациентов нет. Бывало, только дверь открывается, и — запах! Не глядя понятно, что онкология. Сейчас их становится меньше. Может быть, потому, что стал доступнее маммографический осмотр. Опять же сложность в том, чтобы подобрать контингент населения, привести их на маммографию. Все делается в рабочее время, нужно брать оплачиваемый отгул. Проблема. Бабушки в деревнях сидят, где, может, в райцентре нет даже медпункта, и они тоже в город не поедут. В этом сложность. Вот и получается число запущенных опухолей. Хотя и из города приходят запущенные.

– А из города почему? Почему больные вовремя не обращаются? Как они это оправдывают?

– Все коварство опухолей в том, что они не болят. Приходит женщина с раком груди. Спрашиваешь, давно ли опухоль. «Лет пять-шесть», — говорит. Спрашиваешь, почему тянула. «Да ведь не болела же». А болит только тогда, когда опухоль прорастает в нервные стволы. Поэтому мы призываем женщин обследовать молочную железу, мужчин — легкие, предстательную железу. Хотя бы это.

У нас один бежит из-за любого красного пятнышка, которое на руке вскочило и прошло, а другой сидит, пока опухоль не разложится. Был у меня пациент один, профессор из орловского института. Сейчас он уже скончался. Пришел с меланомой на животе. Говорю с ним, вроде грамотный человек: «Чего сидели? Знали ведь, что это, чувствовали запах, рост». Он и отвечает: «А мне было некогда, я книгу писал».

Фото: Марина Сенина / «Русская планета»

– Я думаю, что многие боятся идти к вам, зная уже, что у них онкология.

– Боятся многие. Да. Но от этого не пройдет болезнь. Даже если мы поставим диагноз, можно жизнь продлить, улучшить качество жизни. При той же меланоме. Да, радикально ее не вылечим, но можем облегчить симптомы. Легче будет дожить отведенное время. Ведь все равно в конце приходят к нам, но уже когда сделать ничего нельзя. Была у меня еще спортсменка. У нее рак молочной железы. Прошла курс лучевой терапии. И опухоль почти исчезла. Повторно руками не определялась. Но если хоть одна клетка остается, рак начинает развиваться дальше. Так она отказалась оперироваться. Прошел год, полтора. Приходит опять. Руку прижать не может к туловищу, так как опухоль выросла. Просит оперировать. Но мы уже не согласились. Нельзя было делать операцию. И все. Ходила, жаловалась, но все сказали, что надежды нет. Если бы прооперировали вовремя, жила бы долго и счастливо.

– Как вы сообщаете пациенту, что у него онкология? Какая у него реакция на это?

– Бывали случаи, когда человек безумел от отчаяния. В моей практике было такое. Дочь моей пациентки пожаловалась на меня, что я якобы с радостным видом сообщила ее маме, что у той рак молочной железы. Хотя слово «рак» мы никогда не произносим. Что угодно говорим, но не это. Я употребляю его, если на лечение пациент не соглашается. Так вот, дочь написала жалобу, что после того как мать узнала о диагнозе, она пошла и бросилась под машину. Вот такая агрессия была. Сейчас агрессия по отношению к врачам возникает еще чаще.

Мы стараемся говорить о диагнозе осторожно. У нас есть психологи, пациентам предлагаем их помощь по необходимости. Также у нас есть программа для женщин с раком молочной железы. Волонтеры собирают пациентов, которые вылечились или будут лечиться, и говорят с ними, как жить, пережить онкологию. Они пьют чай, ходят в бассейн, вяжут. Много женщин туда ходят.

– Из-за чего еще возникает агрессия к врачам?

– Возникает особенно из-за лекарств, которых не хватает, очень дорогих. Мы оказываемся заложниками ситуации, что не можем выписать лекарства больным. Например, в первом полугодии препарат стоил 676 рублей, во втором две с половиной тысячи. Некоторые стоят по 200 тысяч, и по 320 тысяч. А не хватает лекарств потому, что финансирования недостаточно.

– Люди, конечно, отказываются от лечения по разным причинам. А насколько пациенты надеются на Бога, на исцеление?

– На Бога не надеются. Приходят лечиться все равно сюда. Был в моей практике момент, когда пациентка ходила к батюшке, который говорил ей не ходить по врачам. Потом у нее образовалась четвертая стадия рака, и он отправил ее к нам. В итоге она погибла со скандалом, что батюшка лечил, а мы не смогли вылечить.

– В вашей практике все же были чудо-исцеления?

– Да, был у меня очень интересный случай, — говорит Галина Георгиевна восхищенно. — Студентке поставили рак полости рта. Были морфологическое, гистологическое и цитологическое подтверждения. И потом пересматривали стеклопрепараты, отправляли их ради интереса в Москву. Там подтвердили опухоль. Так вот, она не пришла на лечение. Ситуация с мужем была сложная. Нервничала много. Но потом через три года она пришла. Мы ее считали уже погибшей. Но обследовали — опухоли нет. Тогда мы нашли ее стекла, пересмотрели все наши доктора. Но все подтвердили онкологию.

Крайне редко бывает такое, но бывает. Даже в литературе описаны случаи. Возможно, это подтверждает теорию возникновения раковых опухолей. Иммунную систему подстегнул стресс.

Раньше вообще и керосин, и водку с маслом пили, чтоб иммунную систему поддержать. Был такой препарат «Котрекс». Продавали в Грузии. Мои пациенты тоже ездили за ним. Препарат подстегивал иммунную систему. Принимая его, они были довольны, чувствовали себя прекрасно. Потом был резкий спад, и мы ничего не могли сделать. И они уходили. Иммунная система работала на пределе. Но после предела всегда идет спад.

– В общем, чтобы избежать раковых опухолей, нужно внимательно относиться к иммунной системе.

– Да, конечно. Нужно с рождения проявлять внимание к своему здоровью. Проходить медосмотр. Я призываю всех следить за своим здоровьем. Проверять все по возможности. Женщинам нужно ходить к гинекологу, после 40 лет сдавать маркер на опухоль яичников, после 50 лет два раза в год проверять молочную железу. Мужчинам надо делать рентген легких, анализ на уровень ПСА на рак предстательной железы.

Безымянные бойцы Далее в рубрике Безымянные бойцыЖительница Орловской области 70 лет берегла могилу неизвестного красноармейца Читайте в рубрике «Титульная страница» В очередь…Дмитрий Дюжев позволил себе неосторожные высказывания о культурном уровне отечественных зрителей и был обвинен в унижении достоинства россиян В очередь…

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
80 000 подписчиков уже с нами!
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в дискуссиях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»