Родительское собрание
Учителя школы с. Топки Покровского района Орловской области с детьми. Фото: Владимир Голиков.

Учителя школы с. Топки Покровского района Орловской области с детьми. Фото: Владимир Голиков.

В Орловской области учителя спасают школу и село, забирая в семьи приемных детей

В Топковской основной школе Покровского района сейчас учится 21 человек. Девять из них — приемные дети учителей. Не будь их, не было бы сейчас и самой школы, а там недалеко и до вымирания села, уверены педагоги. Еще в прошлом учебном году в Топковской школе учились 30 человек, но девять учеников перевели в другую школу. Зачем? Чтобы признать малую наполняемость школы и закрыть ее навсегда, как решили это сделать шесть лет назад, не сомневаются учителя.

13 новых жителей

Шесть лет назад их школа не стала исключением во всеобщей волне ликвидации малокомплектных сельских учебных заведений. Под предлогом большой затратности чиновники пачками закрывали деревенские школы, обещая взамен подвозить детей на школьных автобусах в более крупные и напичканные новым оборудованием заведения. Время показало, что во многих районах автобусов так и не дождались, а где-то они просто не могут проехать по бездорожью. Деревни без школ в течение пары-тройки лет пустели и вымирали.

Понимая все эти перспективы, учителя решились на серьезный шаг.

– К нам приехал глава района — Дмитрий Романов, который сам же учился в этой школе, — рассказывает бывший директор школы, а ныне — простой учитель Елена Павлова. — И объявил о «реорганизации» школы, то есть о ее закрытии. В этот момент в стране был принят закон о приемных семьях, и президент поставил задачу раздать всех сирот по семьям и закрыть детские дома. Мы спросили главу района: «Если мы возьмем всем коллективом приемных детей, вы оставите нам школу?»

Глава согласился. Учителя занялись поисками сирот. У каждого — по двое-трое детей своих, поэтому подходили к вопросу основательно: не котят же берут — детей! Да еще и с неизвестной наследственностью, наверняка, трудных, которые нуждаются не только в заботе, но и в настоящей любви. А, значит, и в собственном сердце должны быть искренние чувства по отношению к детям.

В поисках детей педагоги объездили все детские дома и приюты области. Часами просиживали в департаменте образования области, изучая фотографии сирот из банка данных. В результате село пополнилось 13 новыми жителями, а школа — учениками.

Елена Павлова, у которой своих трое сыновей, взяла на воспитание братьев из Должанского приюта: Роме тогда было восемь, а Давиду — шесть лет. До сих пор Елена Николаевна помнит день, когда забирала сыновей домой.

– Была пятница, да еще и 13-е число, — рассказывает учитель. — Домой мы поехали через Колпну, по пути заехали на базар, потому что одеты были наши мальчишки хуже беспризорников: заляпанные краской куртки, ботинки без шнурков, штаны, едва прикрывавшие коленки… Продавцы на нас смотрели с ужасом.

Привезя братьев домой, новые папа и мама посадили их за стол ужинать. Тут же спросили: что из еды мальчишки любят, чем бы вкусненьким их побаловать? И растерялись, когда старший, Рома, ответил: «А что вы любите, то и мы будем любить».

Галина Волкова из учительского коллектива самая первая взяла домой сироту, когда еще и закона о приемных семьях не было. Сейчас ее Сережка учится на четвертом курсе университета. Позже вместе со всеми забрала домой Веру, которой сейчас 13 лет, и еще одного Сережу, которому исполнилось 12 лет. Вспоминает, как первые дни Вера просила забрать к себе ее родную мамку.

– Говорила: «Смотри, сколько у нас много места, как у нас тепло, а мамка моя там мерзнет, голодает», — вспоминает Галина Николаевна. — Только после долгих убеждений согласилась, что будет жить у нас одна. С ее матерью я переписываюсь, высылаю фотографии.

Виталий Мишин — нынешний директор школы, физрук. Своих — две дочки. Всю жизнь мечтал о сыне. Поэтому души не чает в приемном Андрее, который сейчас учится в шестом классе. Вспоминает, как пришел в ужас, когда впервые увидел мальчишку в приюте.

– Худой, замученный, молчаливый, — вздыхает Виталий Викторович. — Рассказывал, что спал в одежде, а когда весной по привычке собрался идти на улицу собирать металлолом, я был в шоке.

Математик Наталья Шалимова, у которой двое своих детей-студентов, вспоминает, как приемная дочь Оля в первый раз пойдя с мамой на рынок, купила малые кроссовки — до того они понравились девочке и до того она боялась, что ей откажут в покупке. А историк Татьяна Скорятина, у которой на воспитании дочь Даша, едва сдерживает слезы, вспоминая, как призналась ей дочка, что устроила в детдоме голодовку на несколько месяцев, надеясь, что приедут за ней родные мама и бабушка. Не приехали, хотя и обещали, зато требовали от приемной матери сдать Дашу назад в детдом.

Детей много не бывает

Трудности оказались не только в детях: несколько раз педагоги обращались в область с просьбой проиндексировать мизерное пособие на детей. Сейчас на каждого приемного ребенка выплачивается 5 315 рублей в месяц, одному из родителей — вознаграждение в сумме 3 600 рублей в месяц. Кто решил, что на эти деньги можно полноценно обеспечить ребенка, а также, что второй родитель участия в воспитании детей не принимает, непонятно. Как и то, почему на содержание сироты в детдоме уходит от 40 до 60 тысяч рублей в год, а на заключенного — 160 тысяч рублей в год. Но, несмотря на это, и педагоги, и их приемные дети счастливы.

– Как Топки ожили тогда, — смеется Галина Волкова. — Помню, когда школьники гурьбой выходили на продленке гулять, собирались на них посмотреть наши бабульки. Спрашивали: «Которые ж тут из детдома?» И разочарованно заявляли: «Да они же самые обыкновенные…»

О топковских учителях писали в газетах, показывали по федеральным каналам, привозили для обмена опытом заморских гостей.

– А кому же, как не им, детей в приемные семьи отдавать? — говорит главный специалист отдела опеки областного департамента образования и молодежной политике Елена Трофименкова. — Этим летом топковские педагоги звонили мне, хотели еще детей оформить. Я их жду!

Несмотря на все обещания главы района, чиновники школу так в покое и не оставили. 22 июня 2010 года из общеобразовательной сделали основную, даже не поставив учительский коллектив в известность. Сейчас пять учеников выпускных классов вместо того, чтобы учиться дома, вынуждены каждый день мотаться на рейсовых автобусах или попутных машинах за 25 км в Дросковскую школу. А уход девяти учеников из школы в этом году и вовсе поверг педагогов в уныние.

– Мы хотели снова взять приемных детей, — с грустью рассказывает Наталья Шалимова. — Только в неофициальной беседе получили предупреждение: либо вы берете детей и садитесь воспитывать их дома, либо продолжаете работать.

Запретить взять сирот педагогам не может никто. С этим согласна и начальник отдела образования администрации Покровского района Марина Журавлева.

– Если учителя Топковской школы желают оформить детей, это их право, они взрослые люди, — говорит Марина Александровна. — Но при этом не должно ухудшиться качество работы. Этим летом, например, из школы ушли 9 детей, которые могли там учиться.

Другое дело, что если захотят чиновники закрыть школу, то с приемными семьями считаться не будут.

Читайте в рубрике «Титульная страница» В очередь…Дмитрий Дюжев позволил себе неосторожные высказывания о культурном уровне отечественных зрителей и был обвинен в унижении достоинства россиян В очередь…

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»