«Смотри в окно и лови»
Председатель Орловской организации «Союз художников России» Владимир Блинов Фото: Виктор Дышленко

Председатель Орловской организации «Союз художников России» Владимир Блинов Фото: Виктор Дышленко

Художник Владимир Блинов — об особенностях орловской живописи, спросе на искусство и проблемах современных живописцев

Владимир Блинов — художник-проектант, дизайнер, живописец, график, в прошлом — главный художник города Орла. С 2009 года — председатель Орловской организации «Союз художников России». Его работы находятся в Орловском государственном литературном музее И.С. Тургенева, Доме-музее И.А. Бунина в Грассе во Франции, Музее магистрата Оффенбаха-на-Майне в Германии, Городском культурном центре города Леувардена Нидерландов, в частных собраниях в России, Венгрии, США, Финляндии, Японии и множестве других стран. «Русская планета» поговорила с Владимиром Блиновым о функциях художника в наши дни, важных моментах в изобразительном искусстве и проблемах, с которыми сталкиваются современные живописцы.

– Владимир Николаевич, чем сегодня могут порадовать и удивить зрителя орловские художники?

– Сегодня зрителя мало чем можно удивить, с одной стороны. С другой стороны, вообще удивительно то, что в XXI веке, в 2014 году, мы — союз художников России все еще существуем, и не только существуем, но и пытаемся заработать на наших произведениях, пытаемся подготовить произведения на выставки, и эти самые выставки проводим. Выставки бывают очень разные: мы готовим от областных, региональных и межобластных выставок до всероссийских и международных. Просто удивлять зрителя не нужно, потому что искусство наше рассчитано на вдумчивое созерцание и понимание смысла жизни. Союз выживает и еще достигает таких вершин! Это есть, кстати, наша главная особенность.

– Спрос на произведения искусства остается неизменным? Изменился ли он за последние 20-30 лет, например?

– Откровенно говоря, раньше было более гармоничное соотношение между зрителем и нашей художественной интеллигенцией, потому что государство занималось этим. Может, это не совсем был отточенный механизм, но раньше был тот же социальный заказ, например. Садики и различные учреждения делали заказ на оформление интерьеров, пространства: и как занимались текстурой, так и наполняли пространство произведениями изобразительного характера. Сегодня же социальных заказов вообще нет. Есть тупое следование проведению работ, размещению заказов на чужой манер: идет тендер, заказывают работу не хорошего художника, а у того, который сделает это за более низкую цену. Отсюда и качество соответствующее.

– От чего в наши дни зависит спрос на произведения искусства, кроме как от поддержки государства?

– Зависит все от уровня жизни и культурного развития населения той или иной страны. На Западе, например, больше галерей, людей-ценителей прекрасного, организаций и фирм, занимающихся выставками. У нас сложно заинтересовать даже предпринимателя, чтобы он заказал скульптуру, картину. У нас плохо доходит о пользе этого из-за низкого культурного уровня. Когда я работал дизайнером и оформителем, то мне сразу включали в заказ скульптуры и живопись. Сейчас такого почти нет.  Потому в новых кварталах, которые у нас строятся, не найдешь скульптур, монументальной живописи.

– Отсутствие спроса на произведения искусства влияет на заработок художника. Может ли сегодня он заработать на жизнь, продавая свои работы?

– Один или два художника из ста могут, при этом не работая в другом месте, а пребывая только в творчестве. Хотя нельзя сказать, что рынок перенасыщен произведениями. По соотношению художников и количества населения, у нас даже ниже среднего та планка, которая определяет возможную потребность в произведениях. У нас в союзе и скульпторы, и прикладники, и монументалисты есть. Мы можем делать все: и фасады домов, проекты заборов, скамеек, что угодно. Но так как это все мертвое, люди привыкли к безнадежно скучному. Это очень расстраивает.

– Меняется ли функция художников из-за этого с годами?

– Открыть человеку глаза на мир вокруг, показать, как он прекрасен, вот главная функция на сегодня. Ведь, во-первых, 96% людей не замечают даже того, вокруг чего они ходят. Во-вторых, если человека целенаправленно воспитать на прекрасное, то он не будет мириться, что грязно вокруг. Он будет следить за чистотой. Все говорят про Дворянское гнездо: там красиво, но грязно. В воскресенье выйдешь туда и толпу молодежи увидишь, которая там и мусорит. А откуда это? Если зритель будет часто видеть красивое, то, как говорил Достоевский, красота спасет мир.

– А оказывает ли влияние политика на функции художника?

– Художник у нас всегда над политикой, как философ. Он существует вне политики. Такого и не было, чтоб он зависел от нее.

– Можно ли тогда назвать уличных художников, которые пишут картины-высказывания на политические темы, художниками?

– Концептуалисты. Они не художники, а политики. С помощью элементарных навыков владения изобразительного искусства, они удивляют и привлекают внимание к себе, своим проблемам. Это не художники. К аэрографии я отношусь положительно. Это форма выражения при помощи чего-то: акварель, пастель. В отношении граффити — никак не могу найти объективное. Это агрессия. Выражение неосознанной агрессии в виде наступления на окружающую действительность. Я 15 лет назад был во Франкфурте. Там граффити занимались африканцы. Они выражали протест, что живут в Европе, а их не признают. Так они привлекали внимание. И здесь так же. И попутно это творческий эгоцентризм. А когда он не наполнен содержанием, когда человек в 16 лет монограммой пытается наследить в городе, за этим ничего нет.

Сейчас это явление стало превращаться в более объективное и иногда красивое. Сегодня даже стали выходить в сторону прорыва пространства. Элементы монументального искусства начинают оттягивать негативные моменты в сторону, чтоб создать привлекательное для людей.

– Какие есть отрицательные и положительные моменты в жизни современных художников?

– Неприятные процессы: «наезжают» разные городские службы на нас. Раньше художник был социально значимым и нужным обществу человеком, а сейчас все вопросы решают, как получить лишний рубль с человека. У нас есть сложная ситуация с мастерскими, они отданы для пользования художникам, а сейчас разные управляющие компании собираются брать с них деньги. А интересен художественный процесс тем, что сейчас мир стал более открытым, и стало много возможностей. Многое можно почерпнуть, сделать, придумать. Жаль, что не все воплощается.

– А что придумывают орловские художники?

У нас в Орле союз ценит традиции. Говорить, что в союзе появились новые художники, которые ищут новые формы, я бы не стал. Но и в тех рамках, в которых работаем, в реалистических, есть художники, которые ищут и находят интересные моменты, и с этими достижениями получают признание зрителя.

– Если в союзе художники работают в реалистических рамках, то должна быть определенная специфика в их творчестве.

– Орловская область уникальна тем, что здесь букет знаменитых писателей. У нас более ста достойных писателей. Это создает окраску и творчеству орловских художников. На каждой выставке у трети художников — пейзажи литературной основы. Сейчас у нас проходит выставка «Тургеневская осень». Мы выиграли грант среди творческих общественных организаций в Орле. И вот 26 человек с января по сентябрь писали пейзажи. Каждый по 3-4 произведения. Конечно, среди них и пейзажи литературной Орловщины. Кстати, 2015 год — год литературы. Думаем с писателями сделать совместную выставку.

– В Орле выставки художников — не редкость. На них представляют работы как давно известных мастеров, так и почти никому не известных, новичков. Есть ли в Орле молодые художники, которые стали знаменитыми после первой выставки?


– У нас есть. Правда, понятие «молодой» размытое. Если в других видах искусства, 20-30 лет — молодой. То у нас и в 40 лет может быть молодая звезда. У нас в пределах от 30 до 40 есть: Мария Васильева, Юрий Шатохин. Недавно ездили на Всероссийские пленэры, показывали неплохие работы. Молодые, не члены союза, подающие надежды, есть. У нас есть Михаил Сокольский, он работает как дизайнер, художник-скульптор, он делает модели колоколов.

Каждый год талантливых и известных художников становится больше. Сейчас в орловской среде, союзе, три года действует программа социальной поддержки — творческие стипендии. Нас в союзе всего 80 человек, десять получают стипендии. Она небольшая — пять тысяч в месяц в течение года. Но она дает возможность купить холст, краски. Мы ни столько удручены размером стипендии, сколько количеством человек, которые ее получают. Есть союзы, где все члены ее получают. У нас лишь десять.

– Какое напутствие вы можете дать молодым художникам?

– Художникам сложно давать напутствие. Каждый приходит в искусство своим путем. Но надо уберечь себя от сиюминутного, того, что отвлекает от мыслей. Искусство принадлежит к более высоким материям, а его наша обыденность растрачивает. От этого стоит отстраняться в свой мир. Сейчас художник обеспокоен конкретными вопросами бытия. Сейчас он думает: «Надо сходить на занятия, на работу, потом дела. А после прийти в мастерскую и что-то сделать, если будут силы». Это нехорошо.

– Каким вы видите будущее орловского художника?

– Будущее художников зависит и от окружения, и от самого себя. Случайности, моменты окружают тебя всюду: смотри в окно и лови.

Славный архитектор Далее в рубрике Славный архитекторКак Борис Антипов за 12 лет полностью восстановил разрушенный во время Великой Отечественной войны Орел Читайте в рубрике «Титульная страница» Сдали своегоРоссия депортировала одессита, спасшегося из Дома профсоюзов. Теперь ему грозит тюрьма Сдали своего

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях. Только экспертный взгляд на события
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»